Олег Лепешенков: «У вас будет ребенок» – не постановочный проект

Хрупкая девчушка лет трех с редким именем Неела, которое на Руси считалось охранительным, хотя буквально означало «невезучая», встретила съемочную группу ОНТ весьма настороженно. Не хотела никакого внимания, не кружила перед камерами и вообще в этот день не расположена была играть главную роль. Она была задумчива и серьезна. Режиссер отложил заготовленный сценарий: идея складывать бусы из макарон и рисовать картинки из гречки показалась неуместной. Всем пришлось на время забыть о своих профессиональных обязанностях, опустить камеры, присесть на корточки и погрузиться в жизнь детского коллектива, чтобы заслужить доверие и улыбку Неелы. Через час взрослые с изумлением обсуждали, как удивительно малышка похожа на Алису Фрейндлих, сколько в ней доброты, как она умеет сопереживать и заботиться…

Полгода назад на экране появилась белорусская версия рубрики «У вас будет ребенок», которая каждые выходные выходит в одной из немногих по–настоящему семейных российских передач «Пока все дома». Продюсером стал Олег Лепешенков, которого все знают как ведущего службы новостей. А тут семейные вопросы, судьба маленького человека — все это вдруг заняло чуть ли не главное место в его работе. От замысла до воплощения. Олег с вдохновением подключился к проекту, который российские коллеги начали еще шесть лет назад.

— Идея возникла, когда разворачивалась ситуация вокруг поисков в Италии Вики Мороз, которую в течение нескольких недель прятала семья Джусто–Борначин. Тогда мне попалась на глаза новость о том, что в Национальный центр усыновления стали приходить письма от белорусских семей с предложением взять ее к себе. Почему? Потому что девочку начали показывать, рассказывать о ней. И это оказалось куда более эффективным, чем просто сообщение о том, что есть дети–сироты, нуждающиеся в семье. Человек, может, и раздумывает о возможности усыновления, но не решается сделать шаг. А увидев глаза ребенка, схожие черты, интересы, будущие родители узнают в нем себя, что–то родное и близкое…

— Сразу нашли поддержку идее? Усыновление — все же тема тонкая.

— В этом деле мы во многом доверяли опыту и советам специалистов, чтобы, зная все подводные рифы, быть готовыми к любым поворотам. Например, были опасения, что к ребенку, которого показали по телевидению, усыновители будут относиться с осторожностью. Ведь всем станет известно, что он — из детского дома. За границей никто не делает из усыновления большой тайны. А у нас еще есть боязнь косых взглядов. Тут главное — не навредить. И сейчас очень индивидуально работаем с мамами и папами. Любое видео о ребенке — с их разрешения, даже о том, как он уезжает домой, не говоря уже о дальнейшей жизни — семейные праздники, дни рождения, походы в первый класс наших подросших героев. Иногда уговариваем: мол, ваш пример может кого–то еще вдохновить. Потихоньку стараемся изменить отношение общества к этим детишкам. Ведь на самом деле они — хорошие, красивые, доброжелательные и отличаются от домашних сверстников лишь тем, что у них нет пока дома, любящих родителей.

— Герои рубрики всегда очень жизнерадостны. А на самом деле съемки тяжелы в эмоциональном плане? Что остается за кадром? В душе?

— Мы не ставим перед собой задачи вызвать жалость, выдавить слезу у того, кто этот сюжет посмотрит. Главное — показать, что каждый малыш — настоящее сокровище, с глубочайшим потенциалом, широким кругом интересов, которые, конечно же, максимально смогут раскрыться в семье. Первое время я старался часто сам ездить на съемки, участвовал в монтаже, чтобы сохранить тот формат передачи, который мы обсуждали с Тимуром и Еленой Кизяковыми, чтобы это была не грустная история, но и не глянцевый приглаженный рассказ, а кусочек настоящей жизни. Чтобы ребенок был таким, какой он есть, во всей своей красе.

— Но сценарий же все–таки пишете?

— Да, но это не постановочный проект, не заранее заготовленная режиссура, а лишь наши предложения, идеи. Нам кажется, что какая–то игра может быть интересна этому ребенку, она подходит для его возраста. Исходя из рассказов воспитателей подбираем подарок, который бы помог нам познакомиться, стал поводом для общения. Например, нам рассказали, что мальчишка увлекается динозаврами, и мы уже знали, с чем к нему приехать. Он нам часа полтора (!) рассказывал, как станет палеонтологом и будет «копать кости динозавров, измерять их метром», что есть травоядные и плотоядные, чем они занимаются…

— Бывало, что не удавалось найти подход?

— В одном из домов ребенка мы снимали двоих ребятишек (больше за один приезд просто физически не получается). О девочке нам сказали: она такая активная и общительная, что с ней вообще проблем не будет. А вот мальчик, случалось, завидев в дверях мужчину, прятался в угол и начинал плакать, из–за чего часто не получалось общения даже с семьями, которые приезжали с намерением усыновить. В итоге все случилось наоборот. Девочка — и это был единственный случай в нашей практике! — полностью ушла в себя. Но в этом был какой–то явный промысел свыше, потому что через два дня нам позвонили из дома ребенка и попросили не показывать о ней сюжет, поскольку ее забирает семейная пара, которая приехала буквально вслед за нами. А мальчишка, наоборот, был настолько улыбчив и весел, что сюжет получился очень жизнеутверждающим. Сейчас он уже в семье.

— Сколько ваших маленьких героев обрели родителей? Следите за их судьбой?

— С семьями ребятишек держит связь наша ведущая Людмила Бусько. Недавно, когда мы обсуждали будущие съемки, она, листая ежедневник, сказала: «Испытываю радость от своего рабочего блокнота: «Родители Ромы, родители Полины…» Мы общаемся с ними по–разному, кто–то более открыт, кто–то предпочитает, чтобы о нем лишний раз не вспоминали в эфире. За полгода мы показали около 20 ребят. Шестеро (4 девочки и два мальчика) уже в семьях, решается судьба седьмого. Дети, обретя семью, меняются кардинально. Девочка–егоза, которую невозможно было удержать на одном месте, сидела на руках у мамы не шелохнувшись, когда наша группа приехала снимать момент ее прощания с детским домом. Конечно, процесс усыновления требует времени. Первого ребенка усыновили в середине лета. К этому времени мы уже даже приуныли: столько времени показываем передачу, а результата нет. А потом хорошие новости пошли одна за другой, и в некоторых программах мы сообщали об усыновлении даже не одного, а сразу двоих детей! Кроме того, мы начали давать повторы рубрики в понедельник в «Нашем утре», чтобы программу увидело как можно больше людей. Но, как говорит ведущий «Пока все дома» Тимур Кизяков, с которым мы тесно сотрудничаем, важно устроить ребенка в семью не столько быстро, сколько прочно. Чтобы не было разочарований и возвратов из–за того, что не сошлись характерами.

— Ваши взаимоотношения в семье поменялись после того, как вы стали устраивать судьбу чужих детей?

— Моя жена тоже очень живо интересуется проектом. Мы всегда дома обсуждаем и поездки, и сюжеты, и судьбу ребят. И я ничего не исключаю. У нас двое мальчишек 11 и 4 лет. Задумываемся о девочке. А дети, как известно, появляются в семье разными путями.

Кстати

За шесть лет выхода в эфир российской рубрики «У вас будет ребенок» 225 детей обрели приемных родителей. Практически все дети, которых показали в эфире, попали в семьи. За полгода, которые выходит белорусская версия рубрики, в семьи забрали шестерых маленьких героев передачи.

Цифра

В Беларуси около 25 тысяч детей–сирот, из них 6,3 тысячи воспитываются в детских интернатных учреждениях, около 18,4 тысячи — в приемных и опекунских семьях, детских домах семейного типа. К концу 2011 года уже более 10 тысяч детей находились на усыновлении, из них 730 усыновили в 2011 году.

Мария КУЧЕРОВА, СБ – Беларусь Сегодня

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.