День партизанской славы

Несколько лет назад мне довелось поучаствовать в одной научной конференции, которая проходила в Турции. Съехалось немало народа из разных стран мира. Была среди них и пожилая немецкая пара. Женщина еще в том возрасте, когда богатый жизненный опыт не затмил окончательно природную красоту, а вот ее спутник явно разменял то ли седьмой, то ли восьмой десяток. Во время кофе-брейка мы разговорились.

- Where are you from? – спросила немка.

- Belarus, – ответил я.

На лицах моих собеседников отразилось удивление.

Название страны им, по-видимому, ни о чем не говорило. И тогда пришлось подыскивать какие-то ассоциации, символы, которые связаны с моей Родиной:

- Chagall.
- France?
- Radziwill.
- Poland?
- Partisanen, – наконец нашелся я. И вот здесь оживился пожилой немец:
- Partisanen? Ja… Weissrussland? Minsk?

Я облегченно кивнул.

В ходе общения так и не удалось выяснить, то ли сам немец тянул лямку на Восточном фронте, то ли от отца слышал рассказы о партизанах. Да это и не важно. Народные мстители из далеких 40-х стали узнаваемым маркером белорусов, частью нашей ментальности. «Республика-партизанка» — этим все сказано. Партизаны – это и победа над врагом, и красная нить послевоенной белорусской литературы, да и культуры в целом. Это и «Сыновья уходят в бой» Виктора Турова, и «Сотников» Василя Быкова, и «Партизанская мадонна» Михаила Савицкого. Даже национальную киностудию в советские времена прозвали «Партизан-фильм», хотя ленты о борьбе против врага в Великую Отечественную составляли лишь небольшую и далеко не главную часть ее продукции.

Правда, сейчас находятся люди, которые пытаются дискредитировать партизанское движение. Дескать, и действовали не так, и население грабили. При этом с фактурой обычно слабовато. Иногда приходится слышать в качестве последнего аргумента и такое: «Мне вот тут бабка рассказывала». На подобные «доказательства» удачно ответил один известный белорусский историк: «Что же, бабушки бывают разные. Некоторые были завербованы СД». Это, конечно же, шутка, но в каждой шутке, как говорится…

Партизаны, подпольщики – те люди, которые поднялись на борьбу с фашизмом, являются гордостью нашего народа. Зачем нам отказываться от этой героической части отечественной истории? Тем более что Беларуси принадлежат сразу несколько рекордов Движения Сопротивления.

Первый партизанский бой – наш! 28 июня 1941 года отряд Василия Коржа устроил первую засаду на шоссе Пинск-Логишин.

Первые партизаны-герои – тоже из Беларуси! Тихон Бумажков и Федор Павловский из Октябрьского (Рудобельского) района – легендарного партизанского края.

Самое крупное городское антифашистское подполье в Европе – Минское!

Крупнейшая партизанская диверсия – Осиповичская! 4 июля 1943 года подпольщики взорвали на этой железнодорожной станции 4 эшелона с боеприпасами и танками «Тигр».

В истории войны три самых больших партизанских сражения. Два из них имели место в Югославии: битвы на Неретве и на Сутьеске (обе в 1943) и одно в Беларуси – Полоцко-Лепельская битва 1944 года.

Наконец, такого масштаба партизанской борьбы, особенно в процентном соотношении к населению, не знала ни одна страна Европы. Почти 374 тысячи партизан и 70 тысяч подпольщиков! А еще десятки тысяч людей, которые спасались от врага в семейных лагерях и в освобожденных партизанских зонах.

К сожалению, принадлежит Беларуси и печальный рекорд – более 140 карательных операций нацистов. Конечно, можно сказать, что если бы белорусы сидели тихо, «под лавкой», то не было бы ни этих репрессий, ни жертв. Но вот ведь какой вопрос: а если бы не партизаны, если бы не Сопротивление, пришла бы к нам Победа в 1945? Да и карательные акции целиком на совести нацистов, и здесь не нужно перекладывать с больной головы на здоровую. Нет таких правил и законов войны, по которым можно убивать заложников, сжигать целые деревни в ответ на действия повстанцев. Кроме того, нацисты проводили репрессии и без всякого подпольного движения. Секретный генеральный план «Ост» не оставлял белорусам исторического шанса. Восточных славян нацисты считали «недочеловеками». Наш народ подлежал истреблению либо изгнанию, а оставшихся в живых ждала горькая участь ассимилированных слуг. Поэтому другого выбора, кроме как сражаться, у белорусов попросту не было.

Почему же партизанское движение вызывает такие нападки со стороны некоторых сил? Да потому, что само по себе оно явное свидетельство единства, тождественности для Беларуси двух понятий: советского и национального. Современной суверенной Беларуси не было бы, нравится это или нет, без Беларуси советской, со всеми ее проблемами и успехами. Партизаны, ставшие частью народной исторической памяти, напрочь заслоняют надуманных героев, которых упорно пытаются втащить в национальный пантеон. Кстати, в наши дни часто приходится слышать, что белорусам нужно найти в прошлом своих героев. Чуть ли даже не придумать. А зачем искать новых? Одна Великая Отечественная война дала нашему народу столько примеров героизма, что хватило бы на несколько национальных историй.

24 марта этого года газета «Звязда» опубликовала материалы круглого стола «Векапомныя дні: фронт у тыле ворага». В ходе обсуждения участники (а среди них и авторитетные историки, и ветераны, и музееведы) пришли к выводу о необходимости учреждения в Республике Беларусь Дня партизан и подпольщиков. Эта инициатива получила большой резонанс. Как рассказала заместитель главного редактора газеты Татьяна Подоляк, в редакцию приходит множество писем, и обычной почтой, и электронной, с поддержкой этой идеи. Некоторые из них публикуются в «Звяздзе».

Существуют разные точки зрения, какая дата из богатой партизанской истории может претендовать на то, чтобы стать памятной. Это и 5 мая – день Ушачского прорыва, когда в 1944 году белорусские партизаны вырвались из фашистской блокады в ходе Полоцко-Лепельской битвы, и 16 июля – дата знаменитого партизанского парада в освобожденном Минске все в том же 1944. Но наиболее подходит 29 июня. Именно в этот день в 1941 году вышла Директива Совнаркома СССР И ЦК ВКП(б) партийным, советским, профсоюзным и комсомольским организациям создавать партизанские отряды и диверсионные группы борьбы с немецкими войсками. Между прочим, как раз 29 июня с 2009 года отмечается в России как День партизана и подпольщика.

Но вовсе не директивные основания и даже не стремление синхронизироваться с братской Россией служат поводом для выбора этой даты. Последние дни июня – традиционное время памяти партизан во многих районах Беларуси. Этот праздник возник стихийно, так же, как и само партизанское движение. Понятно, что никакие директивы, никакие инструкции и приказы не принудили бы людей оставлять свои дома, семьи и идти в леса, брать в руки оружие, чтобы защищать Родину от врага.

Сейчас много рассуждают о том, какой должна быть национальная идеология. Модно искать исторические корни. Память о партизанском и подпольном движении – это та самая неразрывная связь современных и будущих поколений белорусов со своими предками. Учреждение Дня партизанской славы (или Дня партизан и подпольщиков) станет одним из самых удачных идеологических решений. Во всяком случае, у меня нет никаких сомнений, что 70-летие Освобождения Беларуси мы должны встретить с новой памятной датой в нашем календаре.

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.