Бегло о главном

Пасхальная неделя выдалась на редкость богатой на события. Их действительно оказалось так много, что остановиться только на одном означало бы упустить из поля зрения некоторые другие, не менее значимые. Потому я решил выбрать три главнейшие новости и представить читателю свою точку зрения на них.

Сбитые летчики

Говорят, что во времена оны на двунадесятые праздники государи лично обходили узилища и вспомоществовали томящимся там. На Пасху нередко и выпускали кое-кого из юдоли скорби и печали. Все-таки живы заветы святоотеческого благочестия и в наши дни! На Светлое Христово Воскресенье Президент Республики Беларусь помиловал покаявшихся узников: Андрея Санникова и Дмитрия Бондаренко. Дело благое, милосердное.

Однако реакция на их освобождение оказалась более чем странной. Санникова на вокзале встречала жиденькая группка из двух-трех десятков человек, в которой, как водится, журналистов набралось больше, чем сторонников бывшего сидельца. На Западе пара газет попыталась представить освобожденных «героями всех времен и народов». Но этот почин не был поддержан и прозвучал как нервный хлопок в недоумевающем зале после провального представления.

Собственно, политический спектакль для Санникова и Бондаренко завершился. На пресс-конференции они производили впечатление глубоко разочаровавшихся людей. Слова говорили дежурные, на вопросы отвечали вяло.
Ничего удивительного в этом нет. Эти двое написали прошения о помиловании. Попросили прощения. Покаялись. Санников сделал это дважды. Можно сколь угодно много говорить о том давлении, которое они испытывали в тюрьме. Тем более что в отношении Санникова слухи о принуждении к подписанию прошения проверяла прокуратура – данные не подтвердились.

Покаяться, попросить прошения – это серьезный шаг, который не может не сказаться на мироощущении личности. Нельзя попросить прощения, отречься от того, к чему еще недавно сам призывал других, и остаться при этом прежним человеком. Политического будущего у Санникова и Бондаренко нет. Но зато есть огромное желание у людей, которые их окружают, в том числе некоторых близких, втянуть этих двоих в ненужные и заведомо проигрышные комбинации, принудить делать то, от чего они публично отреклись.

Конечно, и у них самих может появиться соблазн вернуться к прежнему. Вряд ли стоит это делать. Во-первых, отказ от покаяния означает возвращение в места не столь отдаленные. Во-вторых, власти вынуждены будут в таком случае придать огласке обстоятельства написания покаянных писем. А это совсем не украсит двух помилованных преступников. В-третьих, рассчитывать на реабилитацию у них нет никаких оснований – их вина доказана судом.

И что же теперь? За Андрея Санникова и Дмитрия Бондаренко можно только порадоваться. Эти бывшие политики, отсидевшие свое за совершенные преступления, вернулись к своим семьям. Им нужно начинать новую жизнь. И общество должно помочь этим неплохим, в общем-то, людям, нашим согражданам начать все заново, не только на словах, но и на деле встать на путь исправления. Дай им Бог!

Молитвенное стояние

Это событие не могло оставить равнодушным ни одного православного. Молитвенное стояние «За Веру и Церковь», которое прошло 22 апреля у Храма Христа Спасителя, собрало десятки тысяч людей и было подхвачено по всей Руси Православной. Под хоругвями сошлись далеко не пресловутые «бабки в платочках» (как иногда пытаются представить паству недоброжелатели), а молодые и старые, предприниматели и байкеры, рабочие и ученые – все, кому дорога святость и честь родной земли.

Тема широкомасштабного наступления на Церковь требует особого осмысления и отдельной статьи. Но некоторые выводы уместно сделать уже сейчас.

Можно было бы подумать, что святотатство, совершенное пакостницами из «Pussy Riot», было действительно единичной провокацией, и тогда были бы допустимы рассуждения, простить их или наказать. Да и вакханалия, развернувшаяся вокруг часов «Breguet» на руке у Святейшего Патриарха, сошла бы за очередной виток многовековых споров о том,  должна ли быть Церковь бедной и владел ли Христос одеждой, которую носил. Но следом посыпались заявления о том, что на месте Храма Христа Спасителя нужно снова отрыть бассейн, начались нападения на храмы. Не только на действующих священнослужителей, но и на всю историю Церкви стали выливаться ушаты грязи.

И здесь уже нет смысла обсуждать отдельный эпизод. Вряд ли остаются сомнения, что это действительно продуманная и широкомасштабная антицерковная кампания, самая крупная со времен падения богоборческой власти.
Кому понадобилась вся эта травля? Существует множество сил, которым не нравится, что влияние Церкви растет и далеко не только в России. Не нравится, что храмы переполнены людьми вопреки «предсказаниям» либералов о скором конце «моды на веру». Не нравится, что Патриарх Кирилл высказал идею «Святой Руси», которая является краеугольным камнем на пути интеграции братских народов. Не нравится, что Архипастырь надежно уберег Церковь от расколов и втягивания в политические интриги. Да много чего не нравится!

Не удивительно, что в травлю Церкви охотно ввязались и многие представители «российской интеллигенции». Эти люди не слишком изменились со времен профессора Преображенского. Снова и снова они готовы плодить шариковых в надежде получить некоего нового человека, забывая, что разбуженный ими монстр пожрет их же самих. И не нужно думать, что Шариков – это обязательно забулдыга с рабочих окраин. Те же бесноватые из «Pussy Riot» вполне сойдут за современных Полиграфов Полиграфычей.

Цинизм хулителей проявился и в том, что они требовали от поносимой ими Церкви «христианского смирения». И здесь вполне уместно вспомнить слова Царя-освободителя, сказанные им в ответ на просьбу о помиловании террориста: «Как христианин прощаю, как государь не могу». Христианин может простить обиду, нанесенную ему персонально, но как простить оскорбления в адрес брата, сестры, пастыря, всей Церкви?

Молитвенное стояние показало: православные не дадут себя в обиду. Главное оружие верующего человека – молитва и пост. Но так же, как Пересвет и Ослябя по благословению Преподобного Сергия Радонежского сменили монашеское житие на ратный подвиг, так и православные в защиту Веры готовы выйти за пределы церковной ограды. Да и кто может отказать в таком праве? Ведь, коснись подобные нападки любой другой конфессии, этнической группы, уже давно на всех углах кричали бы о ксенофобии, разжигании розни и прочих прегрешениях современного мира. Такое ощущение, что исключение сделано лишь для православных. Но не в силе Бог, а в Правде, а Правда всегда на стороне Церкви. А вне Церкви нет и спасения.

Правый марш

Кто победил в первом туре выборов во Франции? Конечно же, это не формальный «номер 1» Франсуа Олланд. Его победа Пиррова – в совокупности левые набрали голосов меньше, чем правые. Нечему радоваться и Николя Саркози. Второе место для действующего президента – настоящая оплеуха после пяти лет правления. Разбирать шансы одного и другого на победу во втором туре – скучное, безынтересное занятие. Впрочем, какая между ними разница?

Подлинный победитель – Марин Ле Пен, энергичный лидер Национального фронта. Небывалый успех этой партии – действительно знаковое событие для всей Европы. Новые правые уверенно становятся третьей по влиянию (после умеренных правых и социалистов) силой в странах Евросоюзе. Их программа, основанная на рациональном национализме, недоверии к ЕС, отстаивании традиционных ценностей, находит все большую поддержку среди избирателей. Так называемые «старые партии», чтобы удержаться на плаву вынуждены многое заимствовать из идеологии новых правых.

Флагманом европейского правого движения является, безусловно, Национальный фронт (НФ), основанный в 1972 году Жан-Мари Ле Пеном. В чем только не обвиняли сторонников НФ! Их называли фашистами (при том, что среди основателей партии множество бойцов Движения Сопротивления), расистами (хотя в руководство движения входят и «цветные»), противниками Европы (но в основе идеологии партии лежат традиционные европейские ценности).

Начало XXI века стало временем триумфа дела Ле Пена. 2002 год – выход во второй тур президентской гонки. 2012 – дочь основателя движения набирает самое большое количество голосов за всю историю НФ – почти 18 %! И теперь Марин Ле Пен будет решать, кто станет следующим президентом Пятой республики. Бывшие маргиналы и «enfants terribles» французской политики стали «создавать королей»!

Одним из символов Франции является Марианна – изображение женщины, которая ассоциируется со свободой. Традиционно прототипом этого образа становится одна из известных французских красавиц. В разное время почетную роль примеряли Брижит Бардо, Мирей Матьё и Катрин Денёв. Сейчас это Софи Марсо. Я обожаю главную героиню моего любимого «Бума», но для меня Марианна – это Марин Ле Пен. Гордая, открытая, честная, смелая, преданная своему отцу и в широком смысле традициям своих отцов – она и есть настоящая Франция, та, которая может дать надежду и всей Европе. Вперед, Марин! Vive la France!

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.