Бумажный вариант

Он одел какой-то нелепый, похожий на рыбацкий, плащ, натянул на голову капюшон, сунул ноги в калоши, взял потертый портфель и вышел в темный проем открытой двери. В мрак, в никуда. А зал, не ожидавший такого финала, молчал ошеломленно несколько секунд, потом взорвался аплодисментами, которые опять уступили место молчанию теперь уже уходящих зрителей. Таким получился финал моноспектакля “Прощание с бумагой”, премьеру которого привез в Минск его автор и исполнитель Евгений Гришковец. Спектакля в жанре “ностальжи”, спектакля-вопроса: что останется в культурном слое нынешнего и последующих поколений хай-тек?
Я хожу на Гришковца вне зависимости от темы его спектаклей. Мне интересно наблюдать за его манерой мыслить на публике и облекать эти мысли в очень простые и доступные слова. Так, слушая его чуть хрипловатый голос, вполне можешь представить себе кого-то из своих друзей в домашних дискуссиях, которые случаются, когда собираются вместе люди одной крови. Но в этот раз я совершенно точно знала, о чем будет говорить Гришковец — о том, о чем я сама горюю давно и безмерно: компьютерные технологии и разные прилагающиеся к ним гаджеты при всей их прогрессивности отбирают у нас память и чувства. И в этом контексте я даже не знаю, что важнее — память или чувства. Впрочем, скорее всего это взаимозависимые понятия: умеешь чувствовать — будешь помнить.

Итак, в эру компьютеров, айпэдов, айфонов и прочих их детей и родственников не осталось места письмам и открыткам, их заменили емейлы со смайликами. Исчезли записочки — теперь друг другу шлют эсэмэски. Книжки читают с планшетов, забывая, а то и совсем не зная, как пахнут странички нового фолианта, и как вкусно, устроившись поудобнее у торшера, впитывать облеченные в строки мысли великих и современников, которых потом назовут великими. Исчезают газеты, вернее, уходят в интернет, лишая нас сладости чтения новостей под утренний кофе… Фотоальбомы — ни-ни! Электронные самолистающиеся гаджеты уже почти реалия нашего быта. Но я не жду электронных писем с таким же трепетом, с каким могу прочесть и сегодня старое послание в обычном почтовом конверте. У меня, наверное, двадцать фотоальбомов и еще столько же придется купить, и побыстрее, пока они тоже не исчезли, ведь фото в моем архиве еще несчитанное множество. Эсэмэски мне тоже шлют, но их приходится периодически стирать, поскольку места в мобильнике не так много. И только чудом осталось последнее послание от Володи Бельского, талантливого человека и друга, который так неожиданно ушел от нас навсегда. А потом нашла фотографии Володи его пражского периода и порадовалась тому, что жила в эру бумажных технологий.

Подводя промежуточные итоги своего существования, я соглашаюсь с определением, что главное в жизни — не достижения и накопления, а чувства и страсти, которые ты переживал. Если же не переживал, если же только копил и делал карьеру, — зря потратил время на остановке между рождением и вечностью. А у чувств, тем более у страстей, есть обязательные материальные свидетельства — открыточки, письма, записочки, какие-то ленточки, театральные и кинобилеты и прочее. И, перечитывая, перебирая, опять любишь, ненавидишь, радуешься, плачешь…

Что останется от нынешних “навороченных” компьютеров, телефонов и планшетов, спрашивает Гришковец. И отвечает: груда ржавого металла. А если так, то дальше — темнота, в которую и уходит странный, какой-то облезлый и жалкий человек в плаще. Да, а публика в том зале была очень молодая и, судя по выбору спектакля, читающая. Надеюсь, что все же книжки.

А вы еще не все свидетельства своей юности выбросили с антресолей, из кладовок и с чердаков?
Встречаемся по субботам.
Поговорим!

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.