Виталий Гуменный: Звери автомобилей боятся меньше, чем людей

Учитель биологии стал ведущим на телевидении: сегодня Виталия Гуменного видят только в северо–западном регионе страны. Его программа «В объективе натуралиста» выходит на гродненском ТВ. Ведущего справедливо называют «местным Дроздовым» — так увлекательно он рассказывает о мире животных и растений. Осенью на канале «Беларусь–ТВ» ожидается мировая премьера нового природоведческого телепроекта натуралиста — «На природе с Виталием Гуменным». А начиналось все так:

— В 90–е годы я был активистом Западнобелорусского товарищества охраны птиц, а сегодня республиканской общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны». Мою активность заметили на гродненском ТВ и стали приглашать экспертом в рубрику «Окно в природу». Последние четыре года делаю свою передачу, на сегодняшний момент в эфир вышло уже полторы сотни выпусков. Радует, что зрители часто звонят и признаются: «А мы и не знали, что вокруг нас столько интересного!» С помощью программы многие выбирают места для рыбалки, отдыха с детьми, «тихой охоты». Надеюсь, наш проект помогает сориентироваться, ведь, кроме Беловежской пущи, в стране есть другие пущи и заповедные уголки. В Беларуси одни из самых больших и глубоких озер в Европе. Наши реки Неман, Двина и Днепр с его притоком Припятью держат экологический «каркас» Балтийского и Черного морей.

Звери автомобилей боятся меньше, чем людей

— Опыт известных натуралистов изучаете?

— Многие советские телезрители, в том числе и я, выросли на программе Дроздова «В мире животных» и Юрия Сенкевича «Клуб кинопутешественников». Я герпетолог (специалист по лягушкам, ящерицам, змеям) и орнитолог. Дроздов тоже орнитолог. Мне, естественно, интересен его телевизионный опыт. Предпочитаю вести репортажи прямо из поля, леса, с берега реки. Зритель должен присутствовать со мной на месте событий, о которых я рассказываю. Также постоянно смотрю National Geographic, Animal Planet, Discovery — и черпаю много идей оттуда. Если бы позволяли технические возможности, то и нашу природу можно было бы показывать так же красочно, как африканскую или южноамериканскую.

— Виталий, а какими качествами должен обладать ведущий программы о природе?

— Важно погружение в природу, ее нужно любить, заниматься самообразованием, много читать. А еще нужно быть готовым к тому, что более половины программы — импровизация: только светило солнце, а тут пошел дождь или снег… Скажем, некоторые сюжеты снимаем при температуре минус 25 градусов — техника не всегда выдерживает! А человек, верно в народе говорят, ко всему привыкает. Очень большое значение имеет профессионализм оператора, режиссера и даже водителя. И я рад, что за время съемок наш творческий коллектив стал одной дружной командой.

— Сколько времени уходит на подготовку одной экспедиции?

— Продумывание очередной программы может занимать от недели до месяца. А на съемки требуется всего 2 дня: первый — разведка и второй — репортаж. Больше времени занимает монтаж. В общей сложности на одну программу уходит 2 недели.

— Любопытно, где в лесу прячется съемочная группа?

— Крупные планы снимаем из палаток–засидок: животные к ним привыкают и тогда есть возможность делать чуть ли не индивидуальные портреты даже мелких пернатых. Именно таким образом на Туровском лугу мы готовили репортаж о редких видах куликов. Часто съемки ведем из двигающейся машины. Как ни странно, братья меньшие автомобилей боятся меньше, чем людей. Но есть и сложные моменты. К примеру, если вчера мы приметили в одном месте лося, не факт, что он будет там тогда, когда приедем на следующий день с камерой. Важно зверя не спугнуть. Рассказывать о растениях еще сложнее. Недавно делали передачу в лесу на берегу реки, показали всего лишь участок 2 на 2 метра — заросли иван–чая: а там 7 видов насекомых, 4 вида других растений и один вид грибов — лисички!

— Рискованные ситуации случаются, все же с дикими животными дело имеете?

— Я иду в природу за знаниями, а не для того, чтобы нервы пощекотать. Знаю, как вести себя. Держал в руках ящериц и змей, подходил к стаду зубров на 100 метров — это очень близко. Были случаи, когда проваливался в водяные ямы по пояс, переворачивался на лодке. Или идешь по болоту — под тобой метровая подушка изо мха, а под ней вода. Тоже надо знать, как не провалиться. Однажды на Сорочанских озерах заблудились… Зато пока плутали, засняли косуль и брачные игры малого подорлика.

Ученый в поисках прописных истин

— Виталий, за время подготовки своих передач вы сделали какие–либо научные открытия?

— Для меня стало откровением, что еще в XVI веке в нашей стране существовало природоохранное законодательство, прописанное в Статуте Великого княжества Литовского. Во многом благодаря законам того времени наша природа сохранилась в неприкосновенности. Были пущи казенные и частные. Статут регламентировал добычу животных. Существовали специальные служащие, которые следили за состоянием хозяйств. Например, моя фамилия происходит, видимо, еще с тех пор: Гуменный — человек, следивший за гумнами.

— Как относитесь к современным экологическим движениям — «Гринпису», например?

— Движение «зеленых» мне импонирует. Но я против экстремальных акций протеста. Защитникам природы и государству надо уметь договариваться.

— А у животных могут быть права, равные с правами людей, за что ратуют некоторые активисты?

— По определению не могут. Законы человеческого общества делают домашних животных зависимыми от нас. Собака не может ухаживать за человеком — зарабатывать на еду для него, готовить пищу. А человек может и должен. Кроме того, хозяин обязан гарантировать ей безопасность — мы в ответе за тех, кого приручили. В таком ключе можно рассуждать о правах.

— Почему люди заводят кошек, собак, питонов?

— Кто от одиночества, когда нужно существо, которое будет слушаться, не станет высказывать претензий и раздражать болтовней. Кто для забавы: вот я такой крутой, у меня змея живет! Что, кстати, порой заканчивается довольно трагично: либо питомец погибает, либо люди страдают.

— А у вас дома кто живет?

— Был персидский кот, но, к сожалению, из–за гепатита погиб. У меня недавно родилась доченька — еще двух лет нет. Поэтому пока никого не заводим. Но потом, скорее всего, возьмем собаку.

Земля под белыми крыльями

— Какие белорусские растения и животные уникальны в мировом масштабе, кроме, разумеется, зубра?

— Как орнитолог могу сказать, что у нас обитает 60 процентов мировой популяции вертлявой камышевки. Хотя до середины 1990–х годов считалось, что в Беларуси гнездятся лишь единичные особи этой птицы. Возможны и другие открытия. Ведь фауна и флора страны до конца еще не изучены. Например, в середине июля мне довелось снимать редкую для наших краев птицу — золотистую щурку. Ее колонию нашли только в этом году гродненские орнитологи.

— Насколько правильно считать аиста символом Беларуси, коль обитает он во всех соседних странах?

— Что такое символ? Это явление, ставшее неотъемлемой частью культуры народа. С аистом связаны приметы, поверья, праздники и самое главное — ожидание благополучия. А кроме того, в стране сохранились дикие популяции, которые гнездятся не в населенных пунктах, а в лесных массивах. Так что «бусел» — птица уникальная и белорусская.

— Какие регионы страны вы считаете наиболее перспективными с точки зрения экологического туризма?

— Я много лет занимаюсь экотуризмом и убежден, что можно провести интересную экскурсию в любом месте практически с ходу. Все зависит от компетентности гида. Если человек подготовлен, то даже неприметный на первый взгляд объект ему под силу представить как уникальный. Я водил экскурсии по парку Румлево в Гродненской области. И как–то подошел с первоклассниками к двум камням. Кто–то из ребят спросил, почему они здесь находятся. Я с ходу придумал легенду: Гродно подвергался нашествию тевтонских рыцарей, пока однажды наш разведчик не вышел навстречу немцу и оба замерли друг против друга — Бог превратил этих воинов в камни, чтобы народы перестали воевать. Через три дня приходит ко мне одна бабулька и говорит: «У нас в районе такая легенда интересная ходит о двух камнях!»

Есть ли жизнь на Марсе

— В каких странах хотели бы побывать как натуралист?

— В России. Там есть практически все климатические зоны, а значит, природное разнообразие: Урал, Саяны, Байкал, Заполярный круг, Черноморское побережье, Приморский край — уникальное сочетание. Интересны Тибет, Амазонка, Миссисипи, Ниагарский водопад, гора Килиманджаро. А еще хотелось бы совершить кругосветное путешествие, как Магеллан. Спуститься на дно Тихого океана — самая заветная мечта. Ведь водный мир составляет большую часть нашей планеты.

— Вас манит разгадать тайны бытия? Верите, что человек произошел от обезьяны?

— Я верю в Бога. И считаю, что теория эволюции не противоречит библейской истории о сотворении мира. Но то, что человек ближе всего стоит к приматам, еще не говорит о том, что он происходит от ныне существующей обезьяны. Я принимаю, что мы похожи, генетический код обезьян близок к человеческому. Это факт. Но дело в том, что по свидетельствам ученых и свинья очень похожа на человека. Получается, что мы могли произойти и от свиньи?

— Можно ли засадить растениями Марс и создать там искусственную природную среду, как на Земле?

— Не знаю. Очень мало у нас информации о том, что собой представляет Марс. Но, в принципе, искусственная среда может быть создана. Один из самых простых примеров — теплица. Если теплицы построить на Марсе, то в конечном итоге планету можно превратить в плантацию.

— Кто все–таки сильнее — человек или природа?

— Человек — часть природы. И когда он об этом забывает, то включает механизм самоуничтожения — истребляя природу, убивает себя. Без нас Земля может развиваться, а вот мы без природы — нет.

Виктор КОРБУТ, СБ – Беларусь Сегодня

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.