Не наследи!

Лишь только ступила на надраенные половицы сеней, как откуда-то из глубины дома донеслось певучее: “Разувайся, не наследи!” Хозяйка оказалась улыбчивой старушкой в ярком сарафане и немыслимом сооружении из косынки на голове — такие видела я только в старых фильмах в до- и послевоенной жизни.  Баба Маня из маленькой нарочанской деревни, к которой отправила меня за яблоками санаторская горничная и к которой я добиралась добрый час, да все берегом озера, яблоки отдыхающим действительно продавала. И дом ее с отшлифованным “деркачём” желтеньким полом  никогда в летнюю пору не запирался. Не знаю, как другие покупатели, а я засиделась во дворе у бабы Мани едва ли не до темноты, потрясенная ее рассказами о дореволюционном медовом месяце в Париже и очарованная ее диалектной, пересыпанной французскими словечками речью.
Читать дальше…

Популярность: 1% [?]

Тот еще Армагеддон!

“Конец света!” — восклицала обычно баба Маня, рассказывая потрясшие ее последние деревенские новости: о том, как некий Васька “скрутился” с Олькой, а Валька, его жена, разлучницу подстерегла и отлупила “чепелой”, кочергой то есть. Дослушать подобный рассказ до конца мне никогда не удавалось: мама прогоняла ребенка из кухни, где обычно усаживалась пить чай с ее фирменным маковым рулетом приносившая свежайшие молочные продукты от своей кормилицы Зорьки баба Маня. Я только успевала увидеть, как, произнося слова о конце света, она обязательно поднимала голову, будто прося прощения у кого-то там, наверху…
Читать дальше…

Популярность: 1% [?]