Минута молчания

Статистика — дама бесстрастная. Но, случается, и ее цифры пишутся эмоциональными чернилами. Как эта: если бы мы помянули минутой молчания каждого погибшего в Великую Отечественную войну, мы бы замолчали на 38 лет. Я не знаю, кто это подсчитывал, да и не важно. Я представила себе нас, молчащих. Забывших о криках, ссорах и обидах, о собственных несчастьях и о том, что нам просто кажется несчастьем, если мы разучились смотреть в небо. 

О чем мы бы думали в этом молчащем строю? Я — о карте, немецкой карте железных дорог, наверняка трофейной, которую случайно отыскала в папином офицерском планшете, когда перебирала его фронтовой архив перед тем, как передать память о дедушке его любимому внуку.
Читать дальше…

Популярность: 1% [?]

Это наша с тобой родословная

У моего отца много внуков. Но лишь один из них, Кирюша, недавно высказал просьбу о наследовании дедушкиного фронтового архива. С точки зрения обывателя архив этот ценности не представляет: офицерский кожаный планшет, сильно потрепанный нами в детских играх; военный билет; несколько довоенных, еще с Астраханского пехотного училища, и фронтовых, немного выцветших фотографий; орден Отечественной войны, медали и наградные колодки в небольшой деревянной коробочке.

Это богатство да еще библиотека — вот и все, что нажил за долгую жизнь фронтовик-пехотинец капитан Григорий Степанович Пересыпкин.
Читать дальше…

Популярность: 1% [?]