Прорыв

История Второй мировой войны знает три крупнейших партизанских сражения. Два из них – битвы на реках Неретва и Сутьеска – произошли в 1943 году в Югославии. Третьей стала Полоцко-Лепельская битва. В эти дни мы как раз отмечаем ее 70-летие.

 Партизанская республика

 Витебщина славится богатыми традициями освободительной борьбы. Достаточно вспомнить, что именно здесь в 1812 году находился очаг народной войны против наполеоновских войск.

В годы Великой Отечественной войны окрестности Витебска и Полоцка стали местом рождения первых партизанских отрядов.

К весне 1944 года партизаны контролировали более половины территории Беларуси. Были созданы 23 партизанские зоны, куда оккупантов не пускали. Крупнейшей из них стала Полоцко-Лепельская. Судите сами. 3 200 квадратных километров освобожденной территории, на которой находилось 1220 населенных пунктов. Под охраной партизан жили и трудились 73,5 тысяч мирных жителей, в том числе около 7,5 тысяч беженцев.

Полоцко-Лепельскую зону можно считать полноценной партизанской республикой. Здесь работали заводы, электростанции, фабрики, мастерские. Дети ходили в школы. Была и своя столица – поселок Ушачи, который партизаны освободили еще в сентябре 1942 года.

Весной 1944 года здесь сосредоточились 16 партизанских бригад, насчитывавшие 17 485 бойцов. На вооружении они имели 9344 винтовки, 1544 автомата, 626 ручных и 97 станковых пулеметов, 151 противотанковое ружье, 143 миномета, 21 орудие.

Цифры известные, сухие. Но нужно себе представлять, что за ними стоит. Какого труда и мужества стоило создать за линией фронта в условиях фашистского террора полноценную партизанскую армию.

Такая концентрация сил была неслучайна. Центральный штаб партизанского движения и командование 1-го Прибалтийского фронта планировали в середине декабря 1943 года освободить Полоцк. Затем там должен был высадиться воздушно-десантный корпус. Это дезорганизовало бы оборону немцев, которую и пробили бы основные силы фронта. Однако из-за неблагоприятных метеоусловий операцию пришлось отложить.

Сейчас некоторые критикуют партизанское командование за такую концентрацию сил. Мол, это сделало бригады уязвимыми. Но как, в противном случае, на протяжении стольких месяцев удалось бы защищать мирное население?

Да и без взятия Полоцка местные партизаны существенно влияли на фронтовую обстановку, поскольку находились на линиях коммуникаций 3-й танковой армии вермахта, что здорово вредило врагу.

 Каратели наносят удар

Немцы неоднократно пытались сломить сопротивление партизан. Было проведено несколько карательных операций. Причем в Полоцко-Лепельской зоне широко применялись части вермахта, которые активно участвовали в массовых расправах над мирным населением – экзекуциях, как называли их сами немцы.

Весной 1944 года было последовательно проведено три крупнейшие карательные операции: «Моросящий дождь», «Ливень» и «Весенний праздник». В них приняли участие 12 немецких полков СС и полиции, части 5 пехотных дивизий, авиаполевой и трех охранных дивизий, затем к ним присоединилась боевая группа Курта фон Готтберга. Командование операцией осуществлял лично командующий 3-й танковой армией генерал-полковник Георг Ханс Рейнхардт. Немцы бросили против партизан более 60 тысяч солдат и офицеров, 137 танков, 235 орудий, до 70 самолетов, два бронепоезда.

Активность немцев объяснялась двумя обстоятельствами.

Во-первых, они хотели укрепить свой тыл перед началом решающих сражений за Беларусь. Еще 10 июля 1943 года Гиммлер издал приказ, в котором предписывал всех взрослых мужчин, захваченных войсками группы армий «Центр», считать военнопленными, а трудоспособных женщин отправлять в качестве рабочей силы в Германию. «Очищенные» от населения территории предполагалось «частично засеять кок-сагызом и, насколько возможно, использовать их для сельского хозяйства». Детей следовало помещать в специальные лагеря и использовать как рабочую силу.

Во-вторых, предвидя неизбежное продвижение Красной Армии на запад, немцы хотели оставить после себя пустыню. Тот же Гиммлер писал: «Противник должен найти действительно тотально сожженную и разрушенную страну».

Следует признать, что начало операции стало для партизан во многом неожиданным. 11 апреля нацисты перешли в наступление. Массированно применялись артиллерия, авиация и танки.

Показательно, что руководство партизанской республики прежде всего озаботилось о мирных жителях. В первый же день немецкого наступления на «большую землю» были вывезены воспитанники Полоцкого детского дома, находившегося на освобожденной территории.

Немцы зверствовали. В боях участвовали отъявленные головорезы, в том числе бригада Каминского, и уголовники из зондерполка Дирлевангера.

О том, как проводилась карательная операция, сохранилось множество ужасающих свидетельств. Вот одно из них – священника Псуйской церкви Устина Григорьевича Счасного:

«Когда вступили в деревню Крыли передовые немецкие отряды, то немецкие солдаты послали в пуню 16-17-летнюю девочку ловить курей. Там она была изнасилована несколькими солдатами. Потом пуня и девочка сгорели. После того, как деревни были уничтожены, людей погнали в лагерь Зябки окружными дорогами, которые были заминированы партизанами, и люди подрывались на минах… После сожжения деревень снова проходили отряды немцев, забирали стариков и детей и гнали по заминированным дорогам. Было много случаев смерти людей».

Подобные факты были не какими-то отдельными эпизодами, а являлись частью целенаправленной политикой. Еще в ноябре 1942 года штандартенфюрер СС «доктор» Пифрадер составил методичку по проведению карательных операций в Беларуси. В ней, в частности, рекомендовалось: «Опыт учит нас, что коллективные расстрелы, сожжение деревень без полной ликвидации или выселения их жителей приводят лишь к отрицательным для нас последствиям».

 Битва

 Бои шли ожесточенные. Партизанам удавалось удерживать западный фронт, который прилегал непосредственно к железной дороге, но с востока и юга каратели медленно вгрызались и прорывали оборону бригад. Войска 1-го Прибалтийского фронта оказывали содействие партизанам: бомбили скопления немецких войск, переправили на освобожденную территорию свыше 250 тонн грузов, вывезли 1500 раненых. Войска фронта даже активизировали бои, чтобы оттятнуть часть сил немцев. Но кольцо блокады сужалось. 30 апреля пришлось оставить Ушачи. Протяженность партизанского фронта сократилась с 230-ти до 20-ти километров. 1 мая остатки партизанских бригад оказались сконцентрированы на небольшом пяточке к западу от Ушач – в Матыринском лесу.

Оккупанты рапортовали о разгроме «лесных бандитов», заявляя о 14 тысячах убитых и взятых в плен, как обычно приписывая сюда и мирных жителей. Но 5 мая «партизанская пружина» разжалась. У деревень Плино и Паперино окруженные бригады прорвали блокаду. С ними ушло примерно 15 тысяч местных жителей.

Полоцко-Лепельская битва длилась 25 дней. Карателям так и не удалось полностью уничтожить очаг народного сопротивления в тылу 3-й танковой армии. Только убитыми оккупанты потеряли свыше 8 300 человек. Но и потери партизан были существенными: около 7 тысяч убитыми и пропавшими без вести, в том числе 4 командира бригады. Немцам удалось захватить 11 тысяч мирных жителей, которых затем угнали в Германию.

Однако в целом Полоцко-Лепельскую битву нужно признать успехом партизан. Им удалось вырваться из окружения, сохранить за собой часть освобожденной территории. Они по-прежнему представляли угрозу для линий коммуникаций вермахта, сохранили связь с войсками Красной Армии. Кроме того, партизаны продемонстрировали в ходе операции отличные боевые качества, дисциплинированность, выучку. Удалось добиться высокой степени координации с частями 1-го Прибалтийского фронта. Упорные действия партизан в определенной степени способствовали последующему успеху Витебско-Оршанской и особенно Полоцкой наступательных операций во время освобождения Беларуси.

 Лица

Среди партизан Полоцко-Лепельской зоны много славных имен. Остановлюсь лишь на двоих.

Партизанским командующим (руководителем оперативной группы) здесь был Владимир Елисеевич Лобанок. Родом из деревни Остров Пуховичского района. По образованию агроном. До войны работал директором сельхозтехникума, затем стал секретарем Лепельского райкома партии. Уже в августе 1941 года он включился в подпольную борьбу, вскоре возглавил партизанский отряд. Лобанок был комиссаром той самой партизанской бригады «Дубова», которая в сентябре 1942-го освободила Ушачи. В июле следующего года он стал командиром Лепельской партизанской бригады имени Сталина. Быстро заслужил славу отважного и умелого комбрига, получил звание полковника. 16 сентября 1943-го ему присвоили звание Героя Советского Союза. В ходе Полоцко-Лепельского сражения Владимир Елисеевич проявил лучшие свои качества, был душой обороны. Мужества хватало ему и после войны. Занимая ответственные государственные посты, он не боялся говорить правду, отстаивать свою точку зрения. Вот такой он, скромный белорусский герой.

Совсем другой – Владимир Владимирович Гиль. Человек необычной судьбы. Уроженец Вилейки. Кадровый советский офицер, подполковник. В июле 1941 года попал в плен. Стал сотрудничать с немцами. Создал «Боевой союз русских националистов», а на его базе – 1-ю русскую национальную бригаду СС «Дружина». Тогда же взял псевдоним «Родионов».

О деятельности Гиль-Родионова на стороне немцев существуют противоречивые сведения. Одни утверждают, что его части отличались особой жестокостью. Но эсэсовские начальники, в том числе Вальтер Шелленберг и Эрих фон дем Бах-Целевски, всерьез подозревали Гиль-Родионова в антинацистских взглядах. А руководитель освободительного движения Минской области Роман Мачульский писал о лояльном отношении бойцов бригады к партизанам. Доподлинно известно, что отдельные группы «родионовцев» переходили на сторону партизан. А в августе 1943 года к народным мстителям присоединилась и вся бригада во главе с командиром. Теперь она стала 1-й Антифашистской. Гиль-Родионова восстановили в армии, наградили орденом Красной Звезды и присвоили звание полковника.

В наши дни поднялась новая волна обвинений Гиль-Родионова. Но что удивительно: поливают грязью партизанского командира те же люди, кто готов восхищаться изменниками Кушелем и Рогулей, петь дифирамбы Бандере.

В любом случае, сам Гиль-Родионов свою вину перед Родиной искупил в прямом смысле слова – погиб во время прорыва немецкого окружения. Кстати, тогда под Ушачами сложила головы большая часть бойцов его бригады.

В 1974 году на месте партизанского прорыва воздвигли мемориальный комплекс по проекту Леонида Левина. Его так и назвали «Прорыв». Памятник получился удивительным. У этого места своя уникальная атмосфера. Когда находишься там, то буквально кожей ощущаешь незримое присутствие тех, кто отдавал жизни в боях за Родину. о подвиге белорусских партизан Полоцко-Лепельской зоны нельзя придумать слов лучше, чем те, которые начертаны под Ушачами:

«Мужество народа победило. Смерть стала бессмертием».

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.