Кризис и национализм

О чем свидетельствуют растущие успехи политиков-националистов на выборах в Европе и Азии?

Новость недели – успехи националистических партий на выборах в Европарламент. Националисты лидируют во Франции, Великобритании, Дании, Австрии, Венгрии, получив поддержку четверти проголосовавших в этих странах и опережая крупные правоцентристские и левоцентристские партии.

Мировые СМИ уже поспешили назвать это «политическим землетрясением».

СМИ, как говорится, сам Бог велел, это их хлеб – впечатлять аудиторию.

Революции пока никакой не случилось и масштабы происшедшего не стоит гипертрофировать.

Во-первых, выборы в Европарламент традиционно менее популярны, чем выборы национальные – поэтому их итоги не означают тектонических сдвигов во внутриполитическом ландшафте европейских стран. Если бы явка была не 40, а 60 или 80 процентов – то и раскладка голосов была бы иной.

Во-вторых, выборы в Европарламент – штука специфическая, это что-то вроде референдума для той части европейских граждан, которую в принципе заботит проект «Евросоюз»: и тех, кто мечтает о Соединенных Штатах Европы, и тех, кто мечтает о «Европе национальностей» без «диктата Брюсселя и комиссаров, которых народ не выбирал».

В-третьих, представительство евродепутатов от националистических партий в Европарламенте будет не настолько существенным, чтобы блокировать ключевые решения. И пока неизвестно, смогут ли эти партии (за исключением французского Национального Фронта и голландской Партии Свободы, которые договарились об альянсе еще до выборов) успешно кооперироваться в Европарламенте – одного неприятия космополитизма и европейского федерализма для этого мало, в остальном же у этих партий хватает разногласий и по экономическим, и по политическим проблемам.

Пока всерьез насторожились только еврейские общины в Европе. Потому что история подсказывает, в чью сторону часто выплескивается агрессия, когда начинается поиск «чужого», виноватого в том, что жить становится труднее.

Потому что дело, собственно, не в европейском федерализме, мультикультурализме или глобализме, которые раньше не особо заботили европейского обывателя.

Дело в глобальном экономическом кризисе, который и не думает заканчиваться.

Экономические трудности выводят обывателя из его обычного аполитичного состояния и заставляют задаваться вопросами «кто виноват» и «что делать».

«Левый ответ» на этот вопрос очевиден – точно так же, как и очевидно острое нежелание истеблишмента, чтобы этот ответ приобрел популярность.

Для него гораздо безопаснее, чтобы «виноватого чужого» искали в Брюсселе, Страсбурге либо ближайшем турецком или румынском квартале.

Поэтому по мере продолжения кризиса ненавязчиво будет поддерживаться и подсвечиваться в СМИ именно «правый ответ».

И ведущие мировые медиа будут рвать на цитаты Марин Ле Пэн и Герта Вилдерса, а не, к примеру, Грегора Гизи. Подсказывая обывателю, какая оппозиция является правильной.

Если бы речь шла просто о кризисе европейского федерализма и мультикультурализма – то успех националистов был бы локальным явлением в пределах ЕС.

Однако совсем недавно, на другом конце света, «в самой крупной демократии мира», Индии, выборы также выиграли националисты.

А в странах Юго-Восточной Азии, где явно, где исподволь, ширятся нападки на китайскую диаспору.

Потому что экономический кризис – не чисто европейское, а глобальное явление.

И реакция на него обывателя, равно как и поведение истеблишмента в этой ситуации, подчиняются примерно одним и тем же алгоритмам.

История учит, что попытки политиков разыгрывать националистическую карту в условиях экономических трудностей на первой стадии ведут к погромам, на второй – к войнам.

Будем надеяться, что до этого дело не дойдет.

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.