Двое пишут, а третий – в уме

Над проходящими в Шанхае переговорами лидеров Китая и России незримо витала тень отсутствующего там Запада.

Визит в КНР Владимира Путина, бесспорно, стал важным политическим событием. Стороны заявили о выходе на новый этап всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, договорились усиливать тесную координацию действий во внешнеполитической сфере – «в интересах становления более справедливого и рационального мирового порядка».

Подписано совместное заявление лидеров двух стран и 46 соглашений и меморандумов. В их числе, контракт на 400 млрд. долларов на поставку в Китай российского газа – стороны шли к этому соглашению 20 лет, обсуждать его начали еще в середине 90-х.

В российской прессе по поводу этого визита было много патетики, а в западной – проступали скепсис и язвительность вкупе с раздражением и озабоченностью. «Русский и китаец – снова братья навек» – иронизировали на телеканале «Евроньюс».

О настроениях, витающих на этот счет сейчас в российском истеблишменте, красноречиво свидетельствует вопрос кинорежиссера (!) Карена Шахназарова Владимиру Путину во время прямой линии в апреле: «Возможен ли в нынешней ситуации военный союз с Китаем?».

Ответ, как мы помним, был: «Что касается наших отношений с Китаем, они развиваются весьма успешно и находятся на беспрецедентно высоком уровне. Мы естественные соседи, в известном смысле естественные союзники. Мы не ставим вопрос об образовании военно-политического союза. Мне кажется, что блоковая система в мире давно себя изжила. Против кого направлены действия НАТО? Зачем расширяется к нашим границам? Создавать новые блоки — мы об этом не думали, но расширять сотрудничество с Китаем совершенно очевидно будем».

Что касается Китая, то в его дипломатическом лексиконе вообще отсутствует понятие «союзник» – есть только различные градации партнерства.

Что бы ни писали на эту тему горячие и геополитически озабоченные головы в России и Китае – сама по себе принадлежность к «континентальным цивилизациям» еще не является основой для стратегического альянса.

Если исходить из логики экономических интересов, то для Китая сегодня партнер №1 – США, а для России – ЕС. Поэтому нынешнее сближение Пекина и Москвы во многом запрограммировано амбициозностью американской внешней политики.

Вашингтон пытается вбить клин между Россией и Евросоюзом в Европе и одновременно проводить стратегию окружения и сдерживания Китая в Тихоокеанском регионе.

Закономерно, что попытка одновременной изоляции двух крупных стран подталкивает их к сближению. Однако говорить о том, что Москва и Пекин сделали выбор из разряда «или – или» преждевременно.

В «китайских речах» многих российских политиков и экспертов легко прочитывается месседж Западу – «а что вы думали, пропадем без вас? Свято место пусто не бывает!». С надеждой, что намек будет услышан и понят.

В Китае – с учетом стартовавших в стране масштабных экономических реформ – сейчас меньше всего хотели бы сворачивания сотрудничества с Западом. Но есть внешнеполитические вызовы, которые нельзя оставить без внимания. Такие, как стратегия окружения Китая или попытки дестабилизировать ситуацию на траектории проектируемого сейчас Пекином «экономического пояса Шелкового пути».

Но при этом диалог с Вашингтоном по поиску формулы, при которой там согласятся мириться с растущей мощью Китая, идет практически в режиме нон стоп.

Так, за неделю до визита Путина в Китае побывал в качестве спецпредставителя президента США министр финансов Джейкоб Лью. С ним встретились премьер Госсовета КНР Ли Кэцян и заместитель премьера Госсовета Ван Ян. Как сообщалось по этому поводу в заявлении МИД КНР, «укрепление китайско-американского взаимодействия отвечает интересам не только Китая и Соединенных Штатов, но и других стран мира. В связи с этим китайские руководители призывают Китай и Соединенные Штаты предпринять серьезные меры по претворению в жизнь договоренностей, достигнутых главами двух государств, придерживаться правильного направления развития китайско-американских отношений в качестве связей нового типа между крупными странами, совместно обеспечить успешное проведение нового раунда китайско-американского стратегического и экономического диалога, по-деловому уважать и учитывать коренные интересы друг друга с целью обеспечения здорового и стабильного поступательного развития отношений Китая и США. По мнению китайской стороны, Китай и Соединенные Штаты обладают огромной взаимодополняемостью в экономической сфере. Общие интересы двух государств значительно превышают их разногласия. Китай и США должны форсировать практическое сотрудничество в области торговли, инвестиций, энергетики, защиты окружающей среды и борьбы с изменениями климата, продвигать процесс переговоров по китайско-американскому инвестиционному соглашению. Китай призывает США ослабить ограничения на экспорт высокотехнологичной продукции гражданского назначения в Китай, создать справедливые условия для инвестиционной деятельности китайских предприятий в США».

В это же время в Вашингтон направилась китайская делегация во главе с начальником Генштаба Фан Фэнхуэем, который не только провел переговоры с американскими военными, но и имел закрытую встречу с вице-президентом Джозефом Байденом.

Демонстрируя сближение, Москва и Пекин одновременно посылают сигнал своим западным визави – и это нормальная часть большой дипломатической игры.

Совместное заявление двух лидеров содержит моменты, важные как для мировой политики, так и конкретно для Беларуси.

Так, «стороны подчеркивают необходимость уважать историческое наследие стран, их культурные традиции и самостоятельно выбранный общественно- политический строй, систему ценностей и пути развития; противостоять вмешательству во внутренние дела других государств, отказаться от языка односторонних санкций, от организации, помощи, финансирования или поощрения деятельности, направленной на изменение конституционного строя другого государства или его вовлечение в какое-либо многостороннее объединение или союз».

«Стороны выражают обеспокоенность использованием информационно-коммуникационных технологий вразрез с задачами поддержания международной стабильности и безопасности, в ущерб государственному суверенитету и неприкосновенности частной жизни. Россия и Китай полагают необходимым, чтобы мировое сообщество на основе взаимного уважения, равенства и взаимной выгоды осуществляло сотрудничество в данной сфере, совместными усилиями противодействовало угрозам информационной безопасности, и призывают разработать универсальные правила поведения в информационном пространстве, твердо придерживаться принципов многосторонности, демократии и транспарентности, интернационализации системы управления Интернетом, сформировать мирную, безопасную, открытую, партнерскую информационную среду».

«Стороны последовательно отстаивают принцип неделимости безопасности в международных отношениях. Односторонние действия по развитию системы глобальной противоракетной обороны дестабилизируют международную обстановку и могут нанести ущерб глобальной стратегической стабильности и международной безопасности. Противодействие распространению баллистических ракет и ракетных технологий необходимо осуществлять совместными политико-дипломатическими усилиями всех заинтересованных государств, не пытаясь обеспечить собственную безопасность и безопасность группы государств за счет безопасности других».

«Стороны выражают серьезную озабоченность в связи с продолжающимся внутриполитическим кризисом на Украине. Россия и Китай призывают к деэскалации конфликта в этой стране, проявлению сдержанности, к поиску мирных, политических путей решения имеющихся проблем. Стороны призывают все регионы и общественно-политические группы Украины вступить в широкий национальный диалог, совместно разработать концепцию дальнейшего конституционного развития государства, предусматривающую полное соблюдение общепризнанных прав и свобод граждан».

«Россия и Китай выступают за трансформацию БРИКС в механизм сотрудничества и координации по широкому спектру глобальных финансово-экономических и международно-политических проблем, включая установление более тесного экономического партнерства, скорейшее создание в рамках БРИКС Банка развития и формирование пула валютных резервов; за расширение совместными усилиями представительства и права голоса государств с формирующимися рынками и развивающихся государств в системе глобального экономического управления, за формирование открытой мировой экономики…».

«Россия и Китай считают приоритетной задачей дальнейшее развитие регионального экономического сотрудничества, улучшение инвестиционного климата государств – членов ШОС и укрепление связей между деловыми кругами. Стороны подтверждают приверженность принципу открытости ШОС, выражают готовность продолжать активную работу по созданию правовой базы для расширения Организации».

«Стороны считают, что процессы интеграционного сотрудничества в Евразии играют важную роль в обеспечении экономического развития, укреплении безопасности и стабильности, способствуют формированию в регионе общего экономического и гуманитарного пространства без разделительных линий. Стороны выражают уверенность в том, что планируемое создание с 1 января 2015 года Евразийского экономического союза будет способствовать укреплению стабильности в регионе и дальнейшему углублению двустороннего взаимовыгодного взаимодействия. Стороны подчеркивают важность взаимодополняемости интеграционных процессов в Азии, на евразийском пространстве, а также в Европе… Россия считает важной инициативу Китая по формированию «Экономического пояса Шелкового пути» и высоко оценивает готовность Китайской Стороны учитывать российские интересы в ходе ее разработки и реализации. Стороны продолжат поиск путей возможного сопряжения проекта «Экономического пояса Шелкового пути» и создаваемого Евразийского экономического союза. В этих целях они намерены и дальше углублять сотрудничество между компетентными ведомствами двух стран, в том числе для осуществления совместных проектов по развитию транспортного сообщения и инфраструктуры в регионе».

Для Беларуси принципиально важно, что два наших главных партнера готовы к гармонизации своих ключевых проектов экономического сотрудничества на Евразийском пространстве.

Беларусь – как один из учредителей Евразийского Экономического союза и страна, приглашенная к участию в экономическом поясе Шелкового пути – может только выиграть от такой гармонизации. (И активно ей поспособствовать).

В случае успеха это будет хорошим примером и для ЕС. Гармонизация Восточного партнерства с двумя с вышеназванными проектами может сделать работающим его экономическое измерение и способствовать, наконец, той самой интеграции интеграций на Евразийском пространстве.

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.