Дарья Хорькова: Профессия журналиста учит дисциплине

Каждый рабочий день для нее до сих пор в удовольствие. Даже если за окном проливной дождь, невыносимая жара или сорокаградусные морозы. «Зато съемки в цейтноте или в изнуряющих погодных условиях запоминаются всегда», — смеясь, рассказывает корреспондент телеканала «Мир» Дарья Хорькова, успевая при этом активно позировать нашему фотографу. Она, как Цезарь, умудряется делать несколько дел одновременно, зорко следя при этом за качеством выполнения каждого из них. «Профессия журналиста учит дисциплине. У корреспондентов нет права опоздать, проспать, не захотеть, в конце концов», — объясняет Даша. Вот и сегодня свой законный выходной Хорькова проводит в студии телеканала. Готовится к интервью. Но в новой для себя позиции. Впервые в качестве не интервьюера, а собеседника.

— Ты только вчера вечером вернулась с «Дажынак–2013» в Жлобине, а уже сегодня с утра порхаешь по коридорам телеканала. Удовлетвори мое чисто женское любопытство: как после тяжелых рабочих будней иметь такой же цветущий вид?

— Это наши гримеры постарались. (Смеется.) А вообще секрет прост и стар как мир: нужно хорошо высыпаться. И в выходные дни стараться отключать голову от рабочих забот. Да, это тяжело, мысли волей–неволей периодически возвращаются к текстам и съемкам. Но я уверена, что хорошо работает только тот, кто умеет хорошо отдыхать.

— Жлобин отдыхать умеет?

— Еще как! Но как показывает опыт, массовые гулянья удачно проходят только тогда, когда погодные условия благоприятные. В этом году с погодой повезло. Помню, например, какой дождь был на прошлогодних «Дажынках» в Горках. Людей было мало, многие прятались от непогоды по домам. А в Жлобине, наоборот, наша съемочная группа оказалась в эпицентре праздника. Меня покорили люди: улыбающиеся, душевные, доброжелательные. Если мы просили комментарий — с радостью соглашались, ни один человек не отказался. Более того, люди выстраивались в очередь, чтобы передать сердечную благодарность организаторам праздника. Заметила, кстати, что в маленьких городках и райцентрах люди другие, не такие, как в столице.

— Чем же они так отличаются?

— В глубинке люди сердечнее, добрее — возможно, сказывается более спокойный ритм жизни. Всегда встречают радушно, никогда не отказывают в разговоре. Потому что понимают: это — наша работа. Они откладывают все дела, несколько часов могут провести с нами, чтобы помочь в создании сюжета. Даже если беседовать нет ни сил, ни особого желания. Например, недавно со съемочной группой телеканала «Мир» мы ездили в деревню Малеч Березовского района. Там в начале 90–х местный житель Василий Пригодич нашел в земле глиняный горшок с 408 серебряными динариями, относящимися к эпохе Византийской империи. Об этой истории, кстати, я прочитала в вашей газете. Мы как раз снимали программу, посвященную кладоискательству, и такой герой был очень кстати. Я позвонила семейству Пригодичей, а они лишь вздохнули: за эти годы у них побывали десятки журналистов и «черных копателей», поэтому рассказывать эту историю вновь и вновь Василию больше не хотелось. Пришлось проявить настойчивость, несколько раз мы созванивались с его женой Татьяной, я все уговаривала ее разрешить нам приехать на съемки. В конце концов она сдалась: «Это же ваша работа. Приезжайте».

— А свой первый сюжет помнишь?

— Конечно. Это был материал с выставки художника, который делал скульптуры из автомобильных деталей. Помню, как долго к нему готовилась, писала–переписывала текст, пока, наконец, сюжет не вышел в эфир. Тогда я еще не знала, что на телеканале «Мир» есть такая практика: по итогам недели все материалы рецензируют в российском головном офисе — высылают в филиалы так называемые протоколы работы. И вот вызывает меня главный редактор студии телевидения Юрий Михайлович Бокач и зачитывает протокол: «Хороший сюжет…» — я улыбаюсь, а он продолжает: «…был испорчен отвратительной начиткой корреспондента Дарьи Хорьковой». Сказать, что я расстроилась, — не сказать ничего. Редактор посмотрел на меня и сказал: «Ну что стоишь? Иди тренируй дикцию и продолжай работать».

— До сих пор зубришь скороговорки?

— Да, считаю, что нет предела совершенству.

— Ты уже 6 лет ежедневно в эфире «Мира». Неужели ни разу не возникало желания перейти на другой канал? Ученые вот говорят, что менять место работы нужно каждые 7 лет.

— Во–первых, «Мир» — действительно уникальный канал. Точнее, даже два канала. Новости на круглосуточном информационном канале «Мир–24» выходят каждый час и каждые три часа — на канале «Мир». Вдумайтесь: нас смотрят почти пятьдесят миллионов человек! И это не считая интернет–аудитории. Наши зрители — жители России, Украины, Молдовы, Грузии, других стран, когда–то входивших в состав огромного СССР. Из каждого выпуска новостей они обязательно узнают что–то новое о Беларуси. И когда осознаешь, что от тебя зависит, какой Беларусь увидят друзья твоих родителей, родственники твоих героев, те, с кем когда–то учились, служили в армии, работали в стройотряде, с одной стороны, это огромная ответственность. С другой — конечно, гордость. И еще. Я объездила с командировками множество белорусских городов, освещала переговоры первых лиц государства, была в гостях у спортсменов и артистов, на сложных операциях, в цехах самых закрытых заводов. Как я могу не любить свою работу?

— В журналистику ты, кстати, шла осознанно?

— Не могу сказать, что мечтала об этой профессии с детства. Выбирала, полагаясь на интуицию. «Пишу? Да. Фантазирую? Немного… А может, на журфак? Почему бы и нет!» Амбиций вроде работать «в телевизоре» и обязательно стать ведущей у меня никогда не было. Мне по–прежнему интересны люди, события, движение вокруг.

— Видела как–то твой сюжет про саммит глав правительств СНГ. Через некоторое время включаю телевизор: ты рассказываешь о платном проезде по главным автомагистралям. Следом — репортаж с мастер–класса по жонглированию. Политика, экономика, культура… Как ты умудряешься ориентироваться одновременно во всех сферах жизни общества?

— Невозможно знать все. Поэтому я не стесняюсь спрашивать, узнавать новые факты и подробности. Задавать вопросы не стыдно. Если что–то непонятно — переспрашиваю. Иногда могу применить «дамский троллинг»: видя перед собой блондинку, люди часто улыбаются и буквально начинают разжевывать для меня непонятный материал.

— Твои коллеги по телевизионному цеху часто говорят, что телевидение не смотрят, а работают на нем. Мол, проварившись весь день на ТВ–кухне, дома хочется отдохнуть от потока новостей. А ты телевизор смотришь?

— Новости на других «кнопках» стараюсь отслеживать. Всегда любопытно, с какой стороны коллеги подойдут к тому или иному событию. Плох тот ученик, который учится только на своих ошибках. Интересные ходы запоминаю, а ляпы отмечаю и стараюсь не повторять. Как телевизионщик я, конечно, понимаю, из–за чего материал мог получиться не самым лучшим, что могло помешать съемочной группе. Иногда это причины, которые не зависят от корреспондента, оператора, видеоинженера: недостаток времени, плохие погодные условия, технические неполадки. Но ведь зритель об этом никогда не узнает.

Юлиана ЛЕОНОВИЧ, СБ – Беларусь Сегодня

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.