Павел Лозовик: Беда молодежи в том, что они хотят получить все и сразу

Павел Лазовик работает на Первом национальном канале Белорусского радио, страшно подумать, 12 лет. Ведет программы «Адкрытая пляцоўка», «Пасля поўначы», «Радыёфакт», читает новости в прямом эфире. Но это так, лирика. А вот есть информация погорячее. Лет 9 подряд Павел поднимает нам настроение, зачитывая поздравления в, пожалуй, самой популярной передаче «репродуктора»: «Вiтаем, вiншуем, жадаем!» Работенка, если честно, не по воробьям из рогатки стрелять, требует некоторого самоотречения. Недавно Лазовика пригласили в команду АТН — открыть лицо в телепрограмме «Новости региона». По этому радостному поводу мы и решили встретиться с матерым радийщиком. Но, если честно, к Павлу у меня был только один вопрос, как ему хватает терпения годами, с улыбкой на устах, выполнять заявки радиослушателей, диапазон музыкальных предпочтений которых колеблется в основном между двумя композициями: «О боже, какой мужчина» и «Все для тебя». С этого и начали разговор.
— Павел, как удается сохранить самообладание?
— Иногда, конечно, хочется поставить на целый день в эфир Стаса Михайлова и компанию, чтобы проверить, выдержит ли пищеварение слушателей такое обилие любимых композиций. Но это шутка.
— Да и выдержит, я подозреваю.
— С другой стороны, я открываю sms–портал заявок за месяц — и сразу понимаю, что сейчас «кушают» массы. Могу хоть сейчас составить самый народный и беспристрастный хит–парад популярных исполнителей.
— Но вы позволяете себе выполнять не все заявки?
— Более того, на нашем сайте есть форма отправки поздравлений, где один из пунктов ясно информирует: «Услуга «заказ песни» оказывается по принципу очередности при условии наличия заказываемого произведения в плей–листе». Существует и другой способ воздействия на слушателей — уговоры, когда в эфире я соглашаюсь, что Михайлов артист от бога и песня его замечательно подойдет к вашему праздничному столу, но!.. Есть же еще не менее популярная и классная песня о любви в исполнении другого певца, сейчас я вам покажу какого… (Смеется.)
— В общем, в форме игры гнете свою линию.
— А как по–другому? Иначе наш эфир напоминал бы третьесортный рынок, барахолку. У радио ведь есть еще и воспитательная функция: прививать определенные музыкальные вкусы. Все–таки XXI век на дворе, наверняка у человечества накопился немалый музыкальный багаж за все это время, поэтому стоит ли себя ограничивать прослушиванием двух–трех легких непритязательных песенок?
— И как слушатели реагируют на воспитание? Бурно?
— Не сказал бы. Белорусы — люди воспитанные, и в большинстве своем умеют отстаивать собственную точку зрения без крика и размахивания кулаками. Не помню случая, чтобы я или мои коллеги смогли довести слушателя до истерики. Думаю, умение отстаивать свою позицию в мягкой и культурной манере — наша национальная черта. Не можем мы себе позволить вести себя нарочито, вызывающе.
— Но природная скромность порой доставляет нам массу хлопот. Вспомни, как певице Инне Афанасьевой во время «Славянского базара в Витебске» пришлось именно что с криками отстаивать свое право на комфортную гримерку, которую ей никак не хотели предоставлять, поскольку Инна — не какая–нибудь капризная заезжая звезда, а наша — тихая и спокойная.
— Мое мнение: артист не должен стоять у гримерки и выяснять отношения с оргкомитетом фестиваля. Обо всем этом заранее могли побеспокоиться менеджеры певицы, и если у нее есть определенные требования — не полениться, элементарно проверить загодя, все ли условия выполнены. Но я согласен, часто мы стесняемся отстоять даже то, что нам положено. Простой пример: сфера торговли. Если меня как потребителя надули, скорее всего, администрация магазина заставит меня пойти туда, выяснить то, найти того… Хотя должно быть ровно наоборот: если вы со мной как с потребителем поступили неправильно — вы должны разбираться в ситуации, а не меня посылать стучаться во все двери.
— Павел, вы относитесь к поколению 30–летних, как себя ощущаете, потерянными в профессии или счастливчиками?
— Уверен, что нам крупно повезло. Мы еще застали настоящих мэтров журналистики, которые работали в доцифровую эпоху, все таскали на себе — и тяжелые микрофоны, и батарейки, и пленку руками монтировали. Зато как интересно работали, какие богатые жанры были в то время. Корифеи профессии успели нам передать свой бесценный опыт, а мы уже стали первопроходцами в освоении современных технологий в электронных СМИ, привыкали к тому, что новость или тема, или интервью живут не неделю, как раньше, а всего несколько часов, до тех пор, пока информация о событии не появится в интернете. После этого — все, она уже никому не нужна. Застать такой стремительный рывок в истории журналистики — это здорово, на мой взгляд, и безумно интересно.
— А кто сейчас вам наступает на пятки, что за детки?
— Пусть бы и наступали, я так мечтаю об этом. А они все никак… Первый вопрос, который задают сегодняшние студенты–практиканты: «Сколько я буду зарабатывать?», второй — «Когда я наконец–то попаду на экран?» Тогда я спрашиваю у студента: «А что ты умеешь делать?», и в ответ часто слышу: «Разве я некрасивая?» или «Я что, неталантлив?» Все красивые, и все талантливые. Беда нынешней молодежи в том, что они хотят получить все и сразу, но их амбиции, увы, ничем не подкреплены. Путь к успеху складывается из маленьких шагов. Почему все сразу хотят в эфир? Потому что существует миф, будто если журналист на телеэкране мелькает, то его на рынках бесплатно фруктами кормят, а инспектора ГАИ не штрафуют за нарушения ПДД. Но это далеко не так. И потом, сколько людей принимают участие в создании программы, как нужны их знания и умения: обработка информации, ее звуковое оформление, административная работа — это же целый пласт профессии, но найти специалистов с каждым годом все сложнее и сложнее.
— В чем причина, как думаете?
— Не в последнюю очередь, «проседание» происходит из–за того, что высшая школа пока не успевает за техническим прогрессом в СМИ. Студентов готовят по старинке: лекции по истории журналистики и прочее. Но пока не возьмешь в руки, условно говоря, ручку и диктофон — опыт работы никак не придет.
— Так идите, Павел, и преподавайте.
— Кстати, у меня был такой опыт. Преподавал в частных центрах курсы радио– и телеведущих. К своему удивлению, обнаружил, что желающих, опять же, попасть «в ящик», много: это и вчерашние юристы, и экономисты, и таксисты. Даже, помню, владелец букмекерской конторы приходил на курсы. Но многие из них, как только начинают понимать, что быть ведущим — значит ежедневно и тяжело трудиться, делать артикуляционную гимнастику и прочее, сразу теряют интерес к процессу обучения.
— Польстило ли вам приглашение стать ведущим АТН?
— Не считаю это чем–то новым для меня. Я остаюсь в информационном поле, здорово, что у меня теперь есть такая возможность создавать новости и для телевидения, и для радио, и для интернета. Соответственно возрастает и зрительская аудитория.
— Когда детское «Евровидение» проходило в Минске, вам выпала честь быть комментатором шоу на Первом телеканале. Какое самое большое впечатление оставила после себя эта махина — европейский конкурс песни?
— За каждым комментарием стоял большой кусок работы, что называется, «в поле», когда из каждого интервью, встречи и события, которые проходили на протяжении двух недель в СКК «Минск–Арена», я пытался по крохам собрать все самое интересное, эксклюзивное и важное. Старался сделать так, чтобы все самое любопытное и «вкусное» зрители услышали от меня на Первом канале, а не прочли где–нибудь назавтра в интернете или в газете.
— Но в душе вы все–таки шоумен или информационщик?
— Информационщик в большей степени. Новости — это лайф, то, что происходит в данную минуту. И когда случается событие архиважное и чрезвычайное, а подробности о нем знаешь только ты и в следующую минуту расскажешь о нем своим зрителям, которые только и ждут от тебя сообщений, прильнули к экранам, — непередаваемые ощущения, полный кайф, когда и пульс учащается, и адреналин в кровь выбрасывается. Думаю, здесь со мной согласятся многие журналисты, которые работают с новостями. АТН — команда профессионалов, которые знают свою работу, и единая наша задача — быть оперативными, интересными и, главное, — нужными для зрителей. Чтобы после выпуска новостей они не думали: «Как страшно жить. На улицу нельзя выходить», а наоборот — выносили для себя что–то действительно позитивное и полезное.
Виктория ПОПОВА, СБ – Беларусь Сегодня

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.