Игорь Позняк: В новостях не бывает звезд, есть только рабочие лошадки

Cегодняшним гостем “СБ” стал обладатель “Телевершины-2007″ Игорь Позняк, ведущий итоговой информационно-аналитической программы “Неделя” и новостей “24 часа”. Шесть лет назад Позняк был признан “Лучшим репортером страны”. На конкурсе этого года известный новостник представлен в номинации “Лучший ведущий общественно-политической программы”.

- Игорь, что изменилось в вашей жизни после получения статуэтки шестью годами ранее?

- На столе стало меньше места. (Улыбается.) А если серьезно, то появилась планка, ниже которой опускаться уже нельзя. Для зрителя “Телевершина” вообще не показатель. Он же не идентифицирует телевизионщиков по принципу: “Ага, это тот, который получил награду, а значит, его программу или репортаж мы будем смотреть. А вот тот статуэтку не получал, поэтому канал нужно срочно переключить”. Обладателям премий не стоит мнить себя звездами. В новостях не бывает звезд. Там есть только рабочие лошадки, которые кровью и потом добывают горячие новости. В нынешней работе ведущего мне здорово помогает репортерский опыт. И я убежден, что в кадр нужно садиться только тогда, когда за плечами есть корреспондентская практика.

- “Телевершина” – хороший тест на проверку отношения со стороны коллег и друзей?

- Самый лучший. После моей победы кто-то злословил, а кто-то искренне улыбался и поздравлял. Но шепот за спиной для меня не очень важен.

- Как из репортерского кабинета вы попали в кресло ведущего новостей?

- В 2002 году телеканал проводил кастинг ведущих, я пришел попробовать свои силы. Фраза “мы вам позвоним” в моем случае оказалась совсем не дежурной: меня действительно пригласили на работу! Но после первого же эфира сняли, сказав, что у меня уж слишком серьезное лицо. “С природой не поспоришь”, – подумал я. И пошел работать репортером. Так что в моем случае сработала традиционная схема “сначала – корреспондент, а только потом – телеведущий”.

- Вы не имеете журналистского образования. На начальном этапе работы хватало знаний?

- Теленовости, на мой взгляд, это тот случай, когда опыт важнее образования. После первой же сданной сессии на географическом факультете БГУ я отправился к декану журфака с просьбой зачислить меня на его факультет. Декан посмотрел на меня и… отказал. Сказал, что раз уж поступил на геофак, надо доучиваться, а вот после окончания – милости просим. Родной факультет я успешно окончил, поступил в аспирантуру и за три месяца до защиты кандидатской пришел на ТВ. Там и остался. А научная работа так и осталась дома пылиться на полочке. Первый мой репортаж, кстати, был о музее минералов при родном факультете.

- Вы уже давно не снимаете репортажей и документальных фильмов, хотя раньше успевали быть и корреспондентом, и телеведущим. Не хватает времени?

- Да, совмещать репортерские съемки и руководство дирекцией информационного вещания СТВ стало затруднительно. От корреспондентской практики пришлось отказаться, потому что она отнимает много времени. Репортаж – он же как мини-фильм, требует грамотно проработанного сценария и наличия времени. Если делать сюжет, то обязательно через призму человеческой судьбы. Даже в рядовой, казалось бы, съемке о паводке должен быть герой, которого эта беда затронула. И история такого человека обязательно должна проходить через весь сюжет.

- Следите за успехами коллег с соседних каналов?

- Обязательно! В моем кабинете всегда включен телевизор, и я тщательно отслеживаю новостные эфиры конкурентов. Бывает, думаешь, что имеешь в запасе суперэксклюзив, но тут коллеги с соседней “кнопки” выходят в эфир с той же новостью. И грош тогда тебе цена как журналисту. Новость – это в первую очередь скорость. В условиях “горящей” или срочной новости качество картинки вторично. Если мы, например, сняли какое-нибудь ЧП в высоком разрешении и с нескольких точек, а коллеги выдали это же происшествие в эфир, снятое на мобильный телефон, но на полчаса раньше, то они, безусловно, круче. И наша красивая картинка уже никому не нужна. Вечерние новости на СТВ выходят раньше, чем на других каналах, поэтому такая соревновательность всегда присутствует, и мы всегда пытаемся успеть первыми. Нам сложнее, но если успеваем – получаем огромное удовольствие.

- Вы уже 11 лет в эфире СТВ. Ни разу не возникало желания перейти на другой канал, попробовать что-нибудь новое?

- Я по природе консерватор, люблю устоявшуюся обстановку и долго привыкаю к переменам. СТВ – мой второй дом. К тому же придерживаюсь принципа: дорожи тем, что имеешь. А то, что имею, приносит мне удовольствие. Вывод: зачем что-то менять?

- А для собственного проекта еще не созрели?

- Мне пока его никто и не предлагает. Хотя инициатива, наверное, все же должна исходить от меня. Если когда-нибудь и решусь на собственный проект, то это будет жанр интервью. Меня всегда трогают истории чужих судеб. Фильм “Казнить или помиловать” про брошенных детей, за который я получил “Телевершину”, до сих пор считаю своей лучшей журналистской работой. Для съемок мы нашли главного героя – его усыновила другая семья. Нашли и его непутевую мать, но она была пьяна, поэтому даже двери не открыла съемочной группе. Я всегда стараюсь отслеживать судьбы своих героев. Потому что самое важное – знать, что твоя программа может помочь изменить жизнь человека. Или, во всяком случае, не навредить.

Юлиана ЛЕОНОВИЧ, СБ – Беларусь Сегодня

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.