Сергей Кухто: Я могу научить быть самим собой

AUTO.TUT.BY поинтересовался, какие машины нравятся шоумену, выяснил – оказывается, в прошлом ведущий программ “Добрай раніцы, Беларусь!”, “Ваше лото” и фестиваля “Славянский базар” работал милиционером, и узнал, что может быть лучше быстрой езды на автомобиле.

- Отвечая на вопросы журналиста, вы как-то сказали, что не смогли бы прожить без любви, автомобиля и работы. А чем так важен автомобиль для генерального продюсера Белтелерадиокомпании?

- Определенной степенью свободы. Родители живут в 200 км от Минска, дача – в 150 км от Минска, я хорошо знаю Браславские озера и обожаю новые места. Можно снять домик в любой удаленности от озера, сидеть в лодке, рыбачить. Машина увеличивает возможности, без нее я безрукий.

- Давно водите?- Права получил еще до армии – в 15 лет. Первая личная машина – Opel Kadett, ездил на “копейке”, Opel Corsa, приобретенном у Егора Хрусталева, потом увлекся Mitsubishi и был готов спорить, что это лучшая марка, пока не появился BMW. Я поклонник BMW 7, которых у меня было три, сейчас езжу на Х5 2005 года выпуска – “семерка” не проедет участок бездорожья, ведущий к даче. Но на “семерку” пересяду рано или поздно, это – любовь.
- Зачем тратить деньги, если по должности вам полагается служебный автомобиль?

- Я обожаю водить и пользуюсь служебным Mitsubishi Outlander только по необходимости, когда опаздываю на встречу, а с парковкой проблемы.

- Должна ли личная машина руководителя Белтелерадиокомпании соответствовать статусу предприятия?

- Я уже взрослый мальчик и наигрался в статусы. Вещь должна быть удобной, машина комфортной, и статус BMW для меня вторичен – я просто люблю эту марку и искренне убежден, что в обслуживании она дешевле той же Mitsubishi. Если на японце я мог не выехать в морозное утро, то BMW еще ни разу не подвел. Ни на одном из этих автомобилей я не стоял на дороге – ни в Европе, ни в Беларуси.

- Но для сограждан статус имеет значение, не зря приезжие удивляются обилию в Беларуси дорогих автомобилей. Даже председатели райисполкомов не стесняются приобретать за бюджетные деньги совсем не бюджетные Mercedes и Volkswagen Touareg. Выходит, о статусе нужно думать, даже когда не хватает денег на образование или, скажем, отдых?

- Чиновникам статус важен, а я давно от этого отошел. Рано или поздно общество придет к тому, что выпендреж не к месту, а жить нужно по средствам. Глупо покупать дорогую машину в ущерб себе, семье или образованию.

- А помните образ ведущего “Славянского базара”, который придумал для вас Иван Айплатов – поднятые кверху разноцветные волосы, яркий костюм, благодаря которому российские звезды начали принимать вас за своего? Чем плохо купить машину, позволяющую приблизиться к миру богатых?

- Тем, что деньги в этом случае заканчиваются в самый неподходящий момент. Понятно желание людей творческих профессий быть заметными – это их хлеб. Но после двух недель “Славянского базара” я надел будничный костюм и привел волосы в порядок. А что делать мужчине в дорогом костюме, взятом напрокат, которым он пустил пыль в глаза своей невесте? Думая, что мужчина богат, девушка согласилась стать его женой, но долго ли просуществует такая семья?

- Добившись популярности и высоких заработков, актеры, спортсмены, телеведущие и прочие знаменитости первым делом покупают себе дорогой автомобиль, претендующий на звание роскошного. Признайтесь, что поглядываете в сторону Lamborghini или Aston Martin.

- Только в сторону более “свежего” BMW! Машины, о которых вы говорите, нужны людям, зарабатывающим продажей своего имени. А моя потребность – проехать 300 метров плохой дороги, ведущей на дачу. В случае со статусной машиной придется вызывать трактор. Мне же нужна удобная, практичная и надежная машина. И в каждой последующей будет набор опций, к которому я привык – телевизор, интернет, подогрев сидений, уровень качества звука. Если хотя бы чего-то из названного не будет, на машину, даже новую, не соглашусь.

- Телеведущие просят “купляць беларускае”, а их руководитель ездит на машине немецкого бренда. Почему не пересаживаетесь в автомобили белорусского производства – Samand, Geely или Zotye?

- Потому что ничего о них не знаю – где тест-драйвы, машины, характеристики? Если от меня лично будет зависеть возможность производства в нашей стране машин, я готов выйти на стройку с лопатой. Пока же, несмотря на большое количество белорусских товаров, которыми пользуюсь, телевизор в рабочем кабинете – Pioneer, а автомобиль – BMW. К тому же покупка генпродюсером Белтелерадиокомпании Geely или Zotye вряд ли повлияет на решение хотя бы тысячи граждан. Смешно слышать, когда тебя называют кумиром и образцом для подражания. Я для этого ничего не сделал.

- …став известным только благодаря частому появлению в телепередачах?

- Русские олигархи доказали, что если взять девочку и много раз показать ее по телевизору, получится группа “Сливки”. Ее тоже будут узнавать и просить автограф, но пример для подражания не она, а, скажем, Александра Герасименя с ее жаждой победы. Характер – вот ответ.

- Но ведь и у Сергея Кухто можно чему-то научиться?

- Я могу научить быть самим собой. Всем хочется жить на зарплату в $3 тысячи, а не $300, но если денег нет – не стройте из себя богача. А то получится, как у белорусского бизнесмена, нацепившего на себя дорогие костюм и часы, купленные на последние деньги, и не имевшего средств на деловой обед, куда пригласили зарубежные партнеры. Хочешь дорого одеваться – сделай себя таким, а не придумывай.

- Признайтесь, что конфликтов с ГАИ у вас не бывает – даже остановив машину за некое нарушение, инспектор с радостью ограничится автографом шоумена, которого видел в передачах “Добрай раніцы, Беларусь!”, “Славянский базар”, “Ваше лото”?

- Мне известно другое: если инспектор остановит автомобиль известного человека, которого не любит, то оторвется по полной. Мне такие, к счастью, не встречались, но на имя свое никогда не рассчитываю и уж тем более не оправдываюсь, если нарушил ПДД. К водителю, превысившему скорость до 120 км/час и уверяющему, будто бы ехал не больше 90 км/час, и отношение будет соответствующее.

Знаю и то, насколько сложна работа милиции – в молодости, проживая в Эстонии, два года отработал в патрульно-постовой службе МВД. Поэтому всегда веду себя вежливо, адекватно воспринимая наказание, если заслужил его.

- В одном из интервью вы сказали, что являетесь человеком старой формации, убежденным, будто мужчина с синяком под глазом гораздо привлекательнее мужчины с идеальной укладкой. Но мужчины умеют не только драться, но еще и агрессивно водить автомобиль…

- Я умею и в свое время любил драться, долго занимался боксом и борьбой, но на дороге – за логику поведения. Если водитель не создает дискомфорт остальным, то может ехать быстро, другие его даже не заметят.

- Убедительно говорите. Вот бы еще научить этим взглядам водителей, запустив новую телепередачу…

- А она ничего не даст – пока водитель не совершит собственные ошибки, автомобилем управлять не научится. Когда-то я был уверен, что нет ничего страшного в “пьяном вождении”, высказав это знакомому руководителю ГАИ. Он тут же попросил стереть его телефонный номер из записной книжки моего телефона, сообщив, что в случае нарушения я перестану быть его другом. Эти слова позволили осознать важность ситуации, сегодня пьянство за рулем я не приемлю. А если говорить про обучение, объяснять правила поведения на дороге нужно не водителям, а их окружению – женам, детям, родителям, которые и должны стать основным стимулом соблюдения ПДД.

- За руль какого автомобиля не страшно посадить любимую женщину?

- Машины не делятся на женские и мужские. Для моего хорошего друга Ларисы Грибалевой, чем больше машина, тем лучше: дайте ей автобус – она с радостью его поведет. Дело не в модели, а личном удобстве и желании сесть за руль. Самая безопасная машина – та, в которой водителю удобно.

- Правда ли, что быстрая езда лучше, чем секс?

- Лучше секса ничего быть не может. А что касается быстрой езды, с каждым прожитым годом груз ответственности увеличивается, ты начинаешь думать о себе и близких. Когда-то давно я попал в ДТП на Mitsubishi, превысив скорость и вылетев в кювет. За те несколько секунд, что летел, отчетливо представил последствия: травмы, инвалидность, потеря работы – а ведь тогда у меня были прямые эфиры. Этого хватило, я начал водить аккуратней, поняв, чем рискую.

- В одном из интервью вы сказали, что восхищаетесь талантом Егора Хрусталева и Сергея Дорофеева – людей, которые сегодня не работают в Беларуси. Почему не только остались, но еще и вернулись на нелюбимый многими БТ?

- Пользователи сайтов, на которых была опубликована новость о моем назначении, активно комментировали ее, заявляя, что не смотрели и не будут смотреть БТ, хотя им откуда-то известны и названия программ, и время их выхода. Таким комментаторам подавай работу в престижной компании и высокий оклад, а заниматься развитием белорусского телевидения, к слову, более интересного, чем в Польше и некоторых странах Европы, никто не стремится. А я – стремлюсь. Я хочу работать и знаю, что из нелюбимого канала сделаю любимый, если не всеми, то многими.

Елена АНКУДО, TUT.BY

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.