Бойкот бойкоту

Голосовать я выбрался не то чтобы поздно, но и не особо рано для себя – ровно в десять утра. День был дождливый, слякотный. Надел куртку, натянул капюшон и вперед – исполнять гражданский долг. Путь недолгий – до ближайшей школы. Ноги сами несут. За детским садиком сворачиваю за угол, слышу музыку – значит участок здесь. Передо мной поспешает молодая пара с ребенком, в руках какие-то пакеты с вещами и продуктами – возвращаются с рынка или из магазина. Женщина деловито говорит: «Так, сейчас зайдем, проголосуем — и домой, а то погода сегодня неважная». «Ура, выборы», — задорно восклицает мальчик и вприпрыжку поднимается по ступенькам в школу.
 
Следом зашел и я. В холле толпится народ, узнает куда идти – работает сразу несколько избирательных участков. Поднимаюсь на второй этаж, расписываюсь, получаю бюллетень. Вдруг из-за спины, оттуда, где сидят наблюдатели, раздается скрипучий и какой-то озлобленно-истеричный голос:

- Зрабіце музыку цішэй, яна перашкаджае
- А чым вам музыка не спадабаецца, — отвечает то ли другой наблюдатель, то ли кто-то из комиссии.
- Калі для вас гэта музыка, дык мне шкада, -  злобы в голосе прибавилось.

В эти выборные дни приходилось много общаться с представителями избирательных комиссий, и все они жаловались на разнузданное поведение некоторых наблюдателей, которые возомнили себя едва ли не диктаторами на участках. Было очевидно, что их главная цель не выяснять, соответствует ли процедура голосования действующему законодательству, а поджидать и выискивать пусть мелкие, но нестыковки, недоработки, ошибки, раздувая их потом до вселенского масштаба. Однако даже при такой запрограммированности итог получился жидковат: 110 жалоб в Центризбирком, из которых каждая десятая не имеет прямого отношения к выборам.
 
Призывы к бойкоту остались неуслышанными гражданами Беларуси. Люди сами объявили бойкот бойкоту. И права в этом отношении Лидия Ермошина: белорусы не так давно получили всеобщее избирательное право, чтобы поступаться им в угоду каким-то политическим играм.

Сейчас в Интернете гуляют фотографии и видео с нескольких участков, где, по утверждением авторов, выборы не состоялись. Даже публикуют снимки протоколов комиссий. Вполне вероятно, что так оно и есть. Но сколько таких протоколов? Два? Три? Десять? Так в Беларуси 6 305 избирательных участков. В одном только Минске – 714. И если на нескольких из них выборы не состоялись, то почему такая картина должна быть на всех остальных?

И кто такие эти наблюдатели-цензоры, взявшие на себя право судить о правомочности выборов? Читаем на одном из сайтов заголовок «Независимые наблюдатели не подтверждают цифры избирательной комиссии». Открываем текст, и оказывается, что эти «независимые» — представители Белорусской христианской демократии, незарегистрированной группировки, с самого начала призывавшей к срыву выборов. Какие же данные они еще могут обнародовать?

Да и почему мы, граждане Республики Беларусь, должны доверять каким-то «независимым наблюдателям», которых видим первый раз в жизни, а не членам избирательных комиссий?

Когда выходил с избирательного участка, пришлось наблюдать такую сцену. Пришла мама и двое ее детей: девушка, уже обладающая правом голоса, и сын-школьник. Тут же несколько членов комиссии радостно подскочили и громко стали приветствовать своих знакомых. Девушке, голосующей впервые, подарили цветок и альбом о Фрунзенском районе. Женщина из избиркома пояснила удивленным наблюдателям: «Это наши соседи, а дети учились в этой школе. Одни из лучших. Парень перешел в гимназию». Действительно, члены избирательных комиссий – наши соседи, знакомые, родственники, сослуживцы, люди, живущие такими же чаяниями и заботами, как и мы с вами. И их – десятки тысяч. Так что же, они все повально нас обманывают? Смех да и только!

Все в той же глобальной сети за несколько недель до выборов был размещен список будущих депутатов. Он практически полностью совпал с итоговым составом народных избранников. Для такого прогноза не нужно быть семи пядей во лбу. Результат вполне закономерен. А что еще можно было ожидать? Когда две оппозиционные партии снимают своих кандидатов, когда несколько других партий предлагают людям проголосовать за своих выдвиженцев, которых те первый раз в глаза видят, то кому отдадут предпочтение избиратели? Конечно, главному врачу своей районной поликлиники, председателю городского совета, за которого уже голосовали на местных выборах, редактору областной газеты, которую читают и знают.

Или еще одно «сногсшибательное нарушение» – досрочное голосование, существующее во многих странах мира, в том числе в Соединенных Штатах. Но у нас предъявляют претензии – студентов, видите ли, заставляют голосовать. А что плохого, если воспитатель, декан или преподаватель напомнит молодому человеку о том, что он может и должен воспользоваться своим правом, предоставленным ему Конституцией, что перед тем, как ехать домой к родителям на выходные, можно сходить и проголосовать досрочно? Приучать человека быть ответственным гражданином тоже противозаконно? Ведь в кабинку для голосования вместе со студентами никто не заходит, никто не водит их рукой в сам момент выбора. В чем же здесь нарушение?

Когда еще накануне выборов обдумывал, что напишу после, то хотел высказать и несколько комплиментов оппозиционным силам. К сожалению, их не нашлось. Власть снова переиграла своих оппонентов по всем статьям. Судите сами. Выборы состоялись. Явка по стране составила 74,2 %.

Палата представителей избрана. Итоги не признала наблюдательная миссия БДИПЧ ОБСЕ? Так никто от нее признания и не ждал. Зато выборы признали полностью соответствующими законодательству и демократическим стандартам наблюдатели от СНГ и большинство международных и внутренних наблюдателей.

А что в зачете у оппозиции?

Накануне самих выборов, как обычно, переругались и не сумели достичь единства. Кто-то бойкотировал голосование в принципе. Кто-то регистрировался, но затем снялся. Другие шли до конца и проиграли.

Ни одного депутата в парламенте – оглушительный провал.

Они заявляют, что выборы нелегитимны. Если так, то где же массовые выступления протеста? Где эти толпы возмущенных граждан, недовольных результатами голосования? Пустота! «Мертвые души» нужно искать не в избирательных списках, а в рядах самих политических партий, где часто за лидерами нет никаких партийцев. Да и откуда взяться тысячам протестующих, если пресловутые миллионы евро, выделенные западными спонсорами на содержание белорусской оппозиции еще в феврале 2011 года, бездарно разбазарены на хлопающе-топающие флешмобы, плюшевых мишек или попросту разворованы все теми же лидерами?! На «пехоту» просто не хватило денег.

Прусский король Фридрих Великий сказал о бывшем российском императоре Петре III, которого отстранила от власти собственная жена: «Он позволил себя свергнуть с престола как ребенок, которого отправляют спать». Белорусские оппозиционные силы все последние годы ведут борьбу за власть, не выходя из какого-то зачарованного сомнамбулического сна. На какую победу они могут рассчитывать? О какой поддержке мечтают? Ведь даже те избиратели, которые не пришли на выборы, сделали это не потому, что последовали призывам Лебедько или Янукевича, а просто в силу собственной аполитичности или каких-то сугубо личных, порой даже бытовых проблем.

Белорусская политическая система доказала свою прочность и сработала как часы. Старая оппозиция на этих выборах окончательно околела и протянула ноги. В эти дни идет ее отпевание. Предстоит сложный и долгий процесс созревания новых политических сил, которые заменят обанкротившуюся «пятую колонну». И это тоже важный и весьма поучительный итог парламентских выборов-2012…

Вечером в воскресенье позвонили знакомые из Копыльского района. Два дня они гуляли свадьбу. Поздравил их еще раз и пожелал совета да любви молодоженам.

- Ну а как выборы? Небось, пропустили, загуляли?
- Да ты что! С утра в воскресенье сходили в сельсовет всей свадьбой. Это ж двойной праздник! Так совпало – значит, счастье будет молодым.

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.