Поточное производство… ерунды

В комментариях к предыдущему посту довелось прочитать, что, дескать, нашим государственным медиа технологические ухищрения в Интернете не помогут, потому что их контент является куда как менее качественным, по сравнению с зарубежными конкурентами.

Что ж, давайте разберемся, насколько такая оценка является справедливой, на конкретном примере – освещении недавнего назначения Владимира Макея министром иностранных дел Беларуси вместо Сергея Мартынова.

Ни из уст официальных лиц Беларуси, ни из уст авторитетных экспертов не звучало каких-либо оценок о взаимосвязи этого назначения с недавним «медведигейтом».

Но из 23 зарубежных англоязычных информационных ресурсов (включая и  Euronews), сообщивших о кадровой перестановке в белорусской дипломатии – половина связала назначение с историей «плюшевого десанта».

Никаких аргументов по поводу взаимосвязи этих событий не приводилось. Хотя даже из курса элементарной логики известно, что если одно событие происходит после другого – из этого еще не следует, что они связаны между собой.

Тем более что в кулуарах о таком кадровом решении чиновники перешептывались еще два месяца назад – задолго до пресловутого полета.

Ларчик открывается просто: все зарубежные ресурсы, писавшие о событии, брали информацию только из двух источников – сообщений корреспондентов мировых информационных  агентств Reuters и Associated Press (AP). AP  подало информацию нейтрально, а Reuters – по «медвежьему» варианту. Отсюда и разбежка в дальнейшей подаче информационными ресурсами.

Так что же – редакторам Reuters захотелось жаренного?

Их логику можно попытаться понять, обратившись к опыту бывшего корреспондента голландского информационного агентства ANP в Москве Олафа Кунса. Вот что он рассказывал в своем недавнем интервью:  «Что касается журналистики, то работа в этом агентстве стала для меня настоящим откровением. Сначала я думал: ни фига себе, я только пару месяцев проработал журналистом-фрилансером – и меня взяли на работу иностранным корреспондентом в крупнейшее агентство моей страны! Но постепенно выяснилось, что мне придется выдавать на-гора полное дерьмо. Мне нужно было писать короткие сообщения для новостной ленты, и редакторам совершенно не нужны были никакие подробности, подоплека, исследования и так далее. Им нужны были только «бредовые истории из России». Я полгода этим занимался. Заголовки были примерно такие: «Россиянка примерзла к пограничному столбу», «У собаки Путина появился ошейник с GPS», «Новый российский президент умеет стоять на голове», «Летающий член атаковал российского оппозиционного активиста». Все в таком духе примерно. Я предлагал самые разные темы: дескать, я же тут, на земле, я могу писать про что угодно! Все мои предложения одно за другим уходили прямо в корзину, но стоило мне подкинуть очередную дичь, как именно про нее и приходилось писать. Проблема в том, что это крупнейшее агентство, их новостной лентой пользуются абсолютно все национальные издания. Через пару минут после того, как я сдаю заметку, она появляется сначала на сайте агентства, потом на сайтах всех крупных газет и телекомпаний, на каждом мыслимом блоге и так далее. Это поточное производство ерунды. И именно по таким историям у голландской публики складывается представление о России».

«Поточное производство ерунды» –  ехидное, но справедливое определение для «журналистики сенсаций».

И вряд ли оно является идеалом объективной подачи информации, по поводу которого западные коллеги любят нас поучать.

Конечно, обыватель, которому до фени тонкости дела, такую подачу будет только приветствовать. Но ленты мировых информагентств, к сожалению, читают не только обыватели, но и серьезные люди. Которым в погоне за сенсацией навязывается искаженная картина действительности.

Так чей же контент является в таком случае более качественным?

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.