Ура, скоро выборы!

Гора с плеч – в Беларуси объявлена дата парламентских выборов. Главная политическая интрига июня разрешилась. Хотя, конечно, то, что выборы состоятся именно 23 сентября, было секретом Полишинеля. Об этом, мягко говоря, догадывались все, кто мало-мальски знаком с избирательным законодательством и разбирается в политических реалиях Беларуси.

Когда речь заходит о выборах, то первым делом тянет сделать какие-то прогнозы. Не побрезгую этим неблагодарным занятиям и я. Каким же окажется новый парламент?

1. Наверняка будет соблюдено гендерное равенство. Не знаю, откуда это у меня, но что-то внутри подсказывает: не менее 30 % новоизбранных депутатов составят женщины. Впрочем, их может оказаться и больше. На выборах в местные Советы в 2010 году представительницы прекрасного пола взяли отметку в 45 % от общей численности депутатского корпуса.

2. Состав парламента значительно обновится. И опять какое-то неизъяснимое чувство нашептывает: из старого созыва Палаты представителей в новый перейдет 10-20 % народных избранников.

3. По-прежнему будет очень мало молодежи. А здесь уже никакой эзотерики и метафизики, только голый расчет. Удивительно, но факт – белорусские избиратели не оказывают доверия молодым кандидатам. Несмотря на то, что законодательство позволяет избираться с 21 года, в нижнюю палату Национального собрания традиционно попадает всего два-три депутата в возрасте до 31 года.

4. Сложнее спрогнозировать результаты, которые покажут на выборах политические партии. С 1996 года количество партийных кандидатов, получивших депутатские мандаты, неуклонно снижалось. В Палате представителей первого созыва почти половина полноправных членов представляла 9 политических партий. На выборах 2000 года в Палату попали 16 партийных депутатов от 6 партий. Через четыре года на новых выборах лишь 12 депутатов представляли три партии. На последних парламентских выборах только две партии (Коммунистическая и Аграрная) сумели провести соответственно 6 и 1 кандидата в парламент. Если бы букмекерские конторы принимали ставки на то, какие партии из 15 белорусских окажутся в новом составе парламента, я бы, без сомнения, поставил на коммунистов. Именно эта партия традиционно представлена во всех созывах Палаты представителей. Схожий рекорд, хотя и с меньшим численным показателем, принадлежит аграриям, но их проход в парламент обусловлен тем, подготовил ли Михаил Русый, лидер партии, себе достойную смену для участия в выборах. Учитывая то, что Михаил Иванович сейчас занимает ответственную должность вице-премьера, вряд ли он пойдет на новый депутатский срок. Довольно большие шансы попасть в парламент имеют еще две партии: Республиканская труда и справедливости и Либерально-демократическая. Правда, депутатские перспективы последней почти всецело зависят желания ее лидера Сергея Гайдукевича участвовать в избирательной кампании. В последнее время он проявлял политическое поведение, которое можно назвать электоральной фобией или усталостью от выборов.

5. Наблюдательная миссия ОБСЕ результаты белорусских выборов не признает. К самим выборам это имеет мало отношения, зато прогноз практически стопроцентный. Лично я бы их вообще не приглашал. Толку от них? Только настроение портят.

На этом с прогнозами закончим.

Традиционно одним из самых щекотливых вопросов любой избирательной кампании в Беларуси является участие в ней местных «ультрас», тех, кого по старой привычке принято называть оппозицией. Почему «ультрас»? Дело в том, что оппозиция по определению не может не участвовать в выборах. Бойкот выборов, полный или частичный, автоматически выводит тех, кто его объявил, из числа активных участников политической жизни, сталкивает в клоаку экстремистов и маргиналов. А в белорусских условиях бойкот абсолютно ничем не оправдан. Стереотипным является распространенный миф о том, что в Национальное собрание оппозиционеры якобы попасть не могут. Это не так. Оппоненты действующей власти были и в первом, и во втором, и в третьем составах Палаты представителей.

Исключением оказался лишь последний созыв парламента. Одна из существенных причин отсутствия в нем оппозиции – мажоритарная избирательная система. Скажем, на президентских выборах 2010 года против Александра Лукашенко голосовало 20,35 % избирателей, однако это вовсе не означает, что их представители смогут попасть в парламент, поскольку в отдельном избирательном округе (а их в Беларуси 110) они не наберут более половины голосов избирателей.

Такая же ситуация характерна для Франции. Кандидаты от Национального фронта на президентских выборах в этой стране получают в последние годы 16-18 % голосов, однако с 1998 года партия не была представлена в Национальной ассамблее. И только на последних выборах она сумела провести в нижнюю палату французского парламента двух депутатов. При этом лидер фронта Марин Ле Пен, будучи одним из самых популярных политиков своей страны, так и не сумела заполучить депутатский мандат.

В то же время представительство оппозиции, даже крайнего его течения, в парламенте важно, чтобы обеспечить учет интересов различных групп общества. Именно поэтому в Беларуси так часто в последнее время раздавались голоса о необходимости введения смешанной мажоритарно-пропорциональной системы.

Кстати говоря, если бы не экзальтированное выступление шумной толпы вечером 19 декабря 2010 года, сопровождавшееся попыткой штурма Дома правительства, где заседала Центральная избирательная комиссия, то и атмосфера нынешних выборов была бы совсем другой. Кто знает, может быть, мы бы подошли даже к новой реформе избирательного законодательства. Впрочем, политическим партиям пространство для деятельности и так открывается более чем широкое: им гарантированы места в избирательных комиссиях, они могут выдвигать своих кандидатов без сбора подписей, напрямую.

Однако маловероятно, что мы увидим наших «ультрас» в парламенте. И дело здесь не в мажоритарной системе, а в позиции самой оппозиции (уж извините за тавтологию). А позиция эта крайне непоследовательна. Честно сказать, я и сам запутался, какие из оппозиционных движений, партий и организаций намерены участвовать в выборах, какие не совсем, а какие избрали тактику, для которой наиболее подходит французское определение «Comme ci, comme ca». Вряд ли при такой неопределенности и невнятности можно рассчитывать на серьезную поддержку со стороны избирателей.

Вполне объяснимо и нытье журналистов по поводу процедуры проведения парламентских выборов в нашем Отечестве. Во всех сопредельных странах любые выборы – урожайное время для пишущей братии и особенно для руководителей СМИ. Официальная реклама и заказные статьи, черный PR и откровенные провокации волной захлестывают масс-медиа, оставляя в карманах изрядный денежный куш. Сразу после дня выборов усталые, но довольные медиа-бонзы и политические обозреватели, ковыряя в зубах, отмечают свои Дожинки: «Ну ты как? В эту кампанию на джип или на хату наработал?». А у нас избирательный фонд в тысячу базовых величин (100 миллионов рублей), и будьте любезны!

Но в любом случае выборы – это реальный праздник. Формирование комиссий, походы сборщиков подписей по квартирам, регистрация кандидатов, а потом их выступления в прессе, само голосование. Будут и скандалы – куда без них. Одним словом, лето предстоит не только жаркое, но и интересное, а местами даже веселое. Выборы, однако!

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.