Сергей Дубовик: Институт журналистики начнет готовить фотожурналистов

Как и многие коллеги, которым учиться здесь не посчастливилось, каждое свое посещение нового корпуса Института журналистики БГУ я начинаю с пробежки по этажам. Мне интересно пройтись по коридорам, послушать, о чем говорят студенты возле аудиторий, посмотреть, какие газеты ребята держат в руках. Я поневоле жду от них откровений. Это ведь в старом тогда еще журфаке на улице Московской стенами давило, как штампами. Это там мыслям и вдохновению было неуютно на узких лестничных пролетах — не этим ли объяснялась порой серость и провинциальная скромность газет и телеканалов? Сейчас — никаких оправданий! У студентов–журналистов иное пространство, духовное и материальное. С высокими сводами и отличными возможностями для учебы и самореализации. Так когда же станут «объемнее», ярче, интереснее наши СМИ? Об этом и многом другом мы беседуем с директором Института журналистики Белгосуниверситета, кандидатом филологических наук, доцентом Сергеем ДУБОВИКОМ.

— Сергей Валентинович, в чем секрет: из года в год на журналистику стабильно высокий конкурс, сотни юношей и девушек желают получить эту сложную, требующую высокой ответственности специальность…

— Скажу сразу, нам повезло: наш абитуриент чрезвычайно мотивирован! Будущую профессию ребята выбирают, как правило, еще в 6 — 7–м классе. Они желают реализоваться, развить творческие задатки, сделать себе имя. Журналистика дает для этого уникальные возможности — этим она и притягивает. Посмотрите, сколько кружков юных корреспондентов возникло в последнее время в разных городах страны. Это та база, которой институт будет «подпитываться» постоянно. И если еще недавно все эти кружки и группы по интересам формировались хаотично, то теперь мы видим своей задачей организовать стройную систему отбора, чтобы ни один потенциальный талант не упустить. Ну а почему абитуриенты приходят именно к нам, тоже объяснимо. Сегодня Институт журналистики БГУ — единственное учебное заведение, которое готовит журналистов по разным специальностям и закрывает почти все ресурсные потребности медиапространства страны. К тому же мы стараемся следить за временем и готовить специалистов для тех областей, которые нужны в данный момент. Среди новых направлений, которые открыли в последнее время, — «WEB–журналистика», «Творчество» (специальность «Литературная работа». — Н.К.), «Менеджмент СМИ».

— Попытка заманить абитуриентов модными теперь понятиями?

— Ни в коем случае — мы идем от жизни. Взять хотя бы вопросы бизнеса, администрирования. Сейчас перед национальными СМИ стоит задача не просто жить за свои деньги, но стать прибыльными, зарабатывать, реализовывать успешные коммерческие проекты. Иными словами, уйти от государственных дотаций. Вывести средства массовой информации на новый уровень могут только профессионалы, и мы готовы подготовить именно таких специалистов. Планируем, что выпускники будут работать заместителями редакторов по коммерции, возглавлять экономические и рекламные отделы.

— Таким образом, весь спектр возможных журналистских специальностей будет закрыт?

— Нельзя утверждать наверняка — это покажет время. Сегодня, к примеру, существует большая потребность, особенно в региональных СМИ, в специалистах в области фотожурналистики. Об этом постоянно говорят руководители районных, областных газет. Провели опрос среди студентов различных специальностей и выяснили, что многие после окончания учебы хотят связать жизнь именно с фотографией. Да и половина нынешних практикующих фотокоров, уверен, с удовольствием поучились бы профессии. Поэтому в скором будущем мы откроем еще одно направление по специальности «Журналистика» — «Фотожурналистика».

— Вы затронули тему местной печати. Когда так называемые районки выйдут на качественно новый творческий уровень? Из каждой командировки привожу несколько газет, сравниваю. Почти все на одно лицо…

— По заказу Министерства информации мы провели социологическое исследование, изучив кадровый состав районных средств массовой информации. В результате увидели, что у едва ли не половины творческих работников пробелы с профильным образованием. Отсюда нередко и низкое качество, серость, безликость. В том числе и поэтому было принято решение о реорганизации журфака, о создании Института журналистики и вошедшего в его состав факультета повышения квалификации и переподготовки кадров. В этой сфере с советских времен образовалась пропасть, и сейчас можно утверждать, что мы ее ликвидировали. Только в прошлом году у нас повысили квалификацию 700 человек. Группы формируем по самым востребованным направлениям — это «WEB–журналистика», «Дизайн» и т.д. То есть закрываем те сферы журналистского дела, которые необходимы, чтобы газета не застыла, не окостенела, а динамично развивалась. Также в прошлом году квалификацию «Журналист», пройдя двухгодичную переподготовку, получили 27 человек, которые и вовсе работали без профильного образования. Среди них есть преподаватели региональных вузов: им предстоит учить будущих корреспондентов, а для этого нужны соответствующие навыки. Таким образом, в результате реорганизации мы выстроили четкую систему журналистского образования — отбора, обучения и повышения квалификации. Все вопросы координировали с Министерством информации и Министерством образования, большую помощь оказал Александр Михайлович Радьков. И результат уже есть. Теперь нас благодарят и главные редакторы, и начальники областных идеологических управлений, и читатели районок.

— Сергей Валентинович, не случится ли так, что эти труды напрасны, а в скором будущем журналистское образование потеряет смысл? По крайней мере, блогеры и сетевые колумнисты уже давно «похоронили» печатную журналистику…

— Эти ожидания, о которых в последние годы так много говорят, многократно преувеличены. Думаю, две эти «вселенные» будут существовать параллельно: как телевидение не заменило театр и кино, так и интернет никогда не заменит газеты и журналы. Другое дело, что сейчас идет активный процесс адаптации печатной журналистики в новой системе координат. Значительная часть потенциальных читателей уходит в сеть. Это факт. Но что они там ищут? То же, что и в газетах, — профессиональное, качественное и объективное отражение жизни. Поэтому я не назвал бы журналистами блогеров, их труды — не больше чем самовыражение. Мы же стараемся, чтобы наши студенты стали профессионалами, и готовим их в соответствии с канонами классической журналистской школы, не важно, будут они работать в интернете или в традиционных СМИ. И еще. Молодым людям, которые впоследствии будут причастны к формированию общественного мнения, важно помочь определиться с мировоззрением, с гражданской позицией. А одно из центральных мест в системе обучения занимает понятие журналистской, профессиональной этики.

— В период последних политических баталий многие об этом позабыли… Кстати, вам не кажется, что в интернете государственные СМИ, мягко говоря, пока не блещут?

— Можно сказать и так. Наверное, на каком–то этапе мы неверно расставили приоритеты, недооценили возможности сети. В результате и жук, и жаба, которые стали толкаться на всевозможных сайтах, почувствовали вседозволенность, наплевали на все каноны нормальной журналистики. Эти писаки делают по 15 ошибок в каждом абзаце, но гордо именуют себя «обозревателями», дискредитируя имидж профессии. Может быть, и институт виноват в том, что готовить WEB–журналистов мы начали только два года назад — открыть специальность стоило раньше. Зато теперь четко знаем, что эти специалисты будут востребованны, что они будут заниматься государственно важным делом, развивая сетевую журналистику в интересах страны. Уже сейчас большинство из ребят работают в редакциях, с трудоустройством в центральных СМИ у них вопросов точно не возникнет. Профессионалы в сфере сетевой прессы нужны и в районах, но, боюсь, туда они не доедут — расхватают по дороге! Пробел восполним за счет системы переподготовки кадров. А для того чтобы в сфере сетевых СМИ наступил кадровый и профессиональный перелом, думаю, достаточно двух–трех лет.

И вот что я хочу подчеркнуть по мотивам недавних интернет–войн. Мы готовим специалистов, которые будут работать в разных СМИ — в государственных и негосударственных. Наша задача — дать им качественное образование, воспитать чувство ответственности за написанное и сказанное в эфире слово, настроить не на разрушение, а на конструктив.

— Но ведь в журналистике — нашей и зарубежной — сегодня гораздо проще сделать себе имя другим путем. Допустим, раздуть скандал…

— И об этом мы говорим нашим студентам. Журналистике провокаций, которая процветает в некоторых СМИ сейчас, на журфаке не учат. Те, кто пишет, как им кажется, хлестко и зло, напропалую критикуя власть, чиновников, правительство, мать родную, идут в итоге по тупиковому пути. Их «слава» — сиюминутна.

— Позвольте тогда о делах повседневных. Представляя недавно коллективу Белтелерадиокомпании нового руководителя Геннадия Давыдько, Глава Администрации Президента Владимир Макей назвал семь шагов, которые дадут возможность компании выйти на новый уровень. Среди них — обязательное присутствие культовых журналистов. Как вы считаете, есть ли такие в нашей стране — на телевидении, в прессе? Достаточно ли их? И можно ли целенаправленно подготовить журналиста, который в последующем будет олицетворять собой то или иное СМИ?

— Прежде хочу сказать, что мы знаем Геннадия Брониславовича Давыдько не первый год. Он часто бывал в институте, давал студентам мастер–классы. Уверен, что наше плодотворное сотрудничество как с Белтелерадиокомпанией, так и с СТВ, ОНТ будет обоюдовыгодным. Что касается знаковых, культовых фигур, то они есть. Но, к сожалению, и на телевидении, и в печатных изданиях их немного.

— Но личностный кризис когда–то должен закончиться…

— Каждое время выдвигает своих героев. Сейчас время перемен. Ушел в небытие фельетон, видоизменился очерк — а ведь известные публицисты советского периода, материалами которых зачитывались миллионы — ради которых и покупали газеты! — работали именно в этих жанрах. Хочу сказать и то, что в аудитории имена не вырастают. Да, мы сделаем все, чтобы способные журналисты получили достойную базу, но дальше многое зависит от коллективов тех редакций, куда они попадут. Творческая атмосфера этих «инкубаторов» и должна рождать известные в профессии имена. К слову, я точно знаю: среди ребят, которые учатся у нас сейчас, есть немало самородков. Они обязательно заставят о себе говорить!

Николай КОЗЛОВИЧ, СБ – Беларусь Сегодня

Популярность: 1% [?]

Нет комментариев

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий.